Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Административный восторг и другие

2014-11-06
Елена Емельянова

Не так уж часто, но случается: в редакцию «Советской Сибири» обращается герой какой-либо из публикаций с просьбой не ссылаться на его слова, сказанные журналистам.

Это неизбежный риск для обеих сторон: журналист добыл информацию, потратил время и силы, вот выстроен текст о чем-то важном и полезном, как всегда надеется его автор, — и вот один из ценных комментаторов осознает, что сказал хоть и правду, но неудобную и неприятную кому-то. Человек справедливо опасается, что ему придется столкнуться с последствиями оглашения его мнения в печати. И встает перед выбором — а стоит ли игра свеч?

Здесь разгораются нешуточные страсти. «У меня будут неприятности», — требует убрать упоминание о себе эксперт. «Неужели он не понимал, что говорил для газеты, а не просто делился частным мнением?» — вопрошает пространство обиженный журналист.

А далее — тест на истинную, а не декларируемую систему ценностей. Каковы наши личные и профессиональные этические стандарты, в чем мы видим смысл своей деятельности, контролируем ли собственную профессиональную деформацию.

Профдеформация — вот тот страшный случай, когда профессия может начать диктовать нам, каким человеком быть. Есть даже специальные термины для тех опасностей, что поджидают работников определенных профессий. Так, следователи «заболевают» правовой подозрительностью, управленцы — административным восторгом, адвокаты — профессиональной изворотливостью. Мир начинает восприниматься через призму профессиональной деятельности и порой ограничивается ее рамками. Так, на просьбу друга снять куртку фотограф ее аккуратно вешает — и фотографирует. Мол, вот, снял, ты просил.

Тяжелее всего приходится тем, кто работает с людьми. Журналисты — в их числе. Если профдеформированные программисты склонны к алгоритмизации всего, то учителя рискуют стать авторитарными и приобрести категоричность суждений, психологи могут начать стремиться управлять другими людьми, навязывая им определенную картину мира, а медики — стать бесчеловечно нечувствительными к страданиям больных.

А это и есть самое страшное: когда одни люди начинают видеть в других лишь объект для достижения собственных целей. И неизвестно, для кого случившееся опасней — для того, кто столкнулся не с личностью, а профессией, или для того, кто стал не человеком, а функцией. Но что может стоить потери человечности?

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^