Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Танец его жизни

2015-11-30
Елена Костина
Танец его жизни
Однажды на зарубежных гастролях (кажется, это было в Нидерландах) после выступления ансамбля русской песни и танца Новосибирского Дворца культуры железнодорожников с его знаменитым «Венгерским танцем» к балетмейстеру народного коллектива подошла министр культуры и поинтересовалась: «Кто так хорошо поставил номер?».

Однажды на зарубежных гастролях (кажется, это было в Нидерландах) после выступления ансамбля русской песни и танца Новосибирского Дворца культуры железнодорожников с его знаменитым «Венгерским танцем» к балетмейстеру народного коллектива подошла министр культуры и поинтересовалась: «Кто так хорошо поставил номер?». Алексей Иванович скромно ответил: «Я сам». «Приедете, в Москве поставите!» — сказала министр.

Несколько поставленных Давыдовым номеров и сегодня в золотом фонде русского народного танца. А сам Алексей Иванович, носящий звания «Почетный работник культуры РФ» и «Почетный железнодорожник», более сорока лет возглавлявший прославленный коллектив и передавший его в надежные руки — своей младшей дочери, сегодня с удовольствием вспоминает эти годы, полные воодушевления, азарта, творческого поиска.

— Как вас встречала публика? Была ли для вас разница: выступать в крупных городах, в том числе зарубежных, или перед простыми железнодорожниками на какой-нибудь небольшой станции? — спрашиваю ветерана сцены.

— Нас везде принимали хорошо… У народного танца есть такая особенность: его люди сердцем чувствуют! Танец — это концентрированное выражение характера народа, его истории, традиций… Когда мы нашим большим коллективом приезжали на не очень крупные железнодорожные станции или в подшефные хозяйства, частенько приходилось делиться на две группы и разъезжаться по разным площадкам, потому что подходящей по размеру сцены не находилось. И в телятниках выступали, и на строительных площадках, когда по БАМу ездили. Главное, чтобы пол был подходящий. А люди у нас везде душевные, отзывчивые. Ты им даришь свою энергию, свое настроение, и они отвечают тебе тем же!

В русском танце слилось все: темперамент, уклад, характер и неповторимая самобытность нашего народа. А внутри русского танца свои особенности имеют танцевальные традиции отдельных регионов. В частности, особенностью именно сибирского народного танца является присущая именно ему особая манера исполнения: широта движений мужчин в сочетании с нежностью и мягкостью рук женского танца… И, конечно же, русский танец имеет тесную связь с русской народной песней и традиционной музыкой. Каждый яркий балетмейстер, сохраняя главное, вносит в это искусство что-то свое, свой неповторимый творческий почерк. Герой нашего очерка — тому яркое подтверждение.

092-09-01.jpg

Тот самый знаменитый танец с балалайкой. Фото из личного архива А. И. Давыдова

Донской мальчишка, пацаненком приехавший в далекую Сибирь в тяжелые военные годы, не только по-юношески пылко полюбил русский танец, но и на практике изучил его во всех нюансах и тонкостях, общаясь с известными балетмейстерами, танцуя, а затем и самостоятельно ставя яркие запоминающиеся номера. Настоящей малой родиной Алексея Ивановича Давыдова стала Сибирь, и он отплатил ей сполна любовью, преданностью, талантом.

На Дону, на Доне…
В семье Ивана Ивановича и Федосьи Михайловны Давыдовых, проживавших в Задонске, подрастали четверо детей. Старшие уже входили в пору, младшие только-только пошли в школу, когда в стране в 1937 году началась страшная заваруха. Что да как было, теперь уж и не разберешь, да только дядька по отцу корову из дому свел, и, чтобы прокормить большое семейство, Иван Иванович вынужден был уехать на заработки в Таганрог. Как человек мастеровой сумел устроиться на военный завод. В 1939-м семья перебралась к нему в город. А вскоре и война пришла.

— Налеты помню, сирены. В окопах прятались, — рассказывает Алексей Иванович.

Старшему Давыдову прикажут эвакуироваться вместе с заводом. С ним в Сибирь поедут супруга и двое младших детей. Старший брат Алексея, призванный военкоматом в первые же месяцы войны, будет воевать в кавалерии, получит звание лейтенанта. Он погибнет под Курской дугой. А старшая сестра решит остаться в Таганроге.

— Железнодорожный путь через Ростов к тому времени уже был отрезан, поэтому демонтированные станки и прочую технику перевозили по Азовскому морю, — рассказывает Алексей Иванович. — Наш пароход отплывал в четыре часа. Повезло, нас не бомбили, а вот следующий транспорт был потоплен.

Путь по железной дороге до Новосибирска занял более трех месяцев. Только зимой 1942 года 65-й завод прибыл на «Сибсельмаш».

Двести процентов плана
Эвакуированное предприятие в короткие сроки развернуло мощности и стало выпускать снаряды для «катюш». Старший Давыдов работал калильщиком. «Закаливали металл для снарядов. Сама болванка головки весила 36 килограммов, а весь снаряд в сборе — порядка 120», — рассказывает ветеран. Через несколько лет он сам совсем еще мальчишкой придет на тот же завод. Но пока шла война, с ее голодом, холодом, тяготами и… личными трагедиями.

Эвакуированных поначалу разместили в подвале старого здания недалеко от сада Кирова. Пол — цементный, холодный… Позже начали ставить для работников завода бараки. Даже в лютые морозы, которые в те годы доходили до пятидесяти градусов, мальчишки собирались и шли в школу. В 43-м году не стало Федосьи Михайловны. Потеряв мать, Алексей по-настоящему осиротел, потому что отец, практически сутками пропадавший на заводе, как-то замкнулся в себе, если не сказать — устранился от судьбы младших своих детей.

«У меня сменилось семь мачех», — говорит Алексей Иванович, и предательская дрожь в голосе выдает внутреннюю боль, не прошедшую с годами.

Чтобы как-то прокормиться и выжить, мальчуган пошел «в люди». Сначала работал нянькой в одной обеспеченной, по советским меркам, семье. Трудился не за деньги, за еду. Через какое-то время пришлось переехать в Бердск, где проживали родственники этой семьи, державшие большое хозяйство. «Пас коров. Помню, как в День Победы я пригнал коров, а на улице праздник. Ничего поначалу не понял: люди радуются, обнимаются», — вспоминает Алексей Иванович.
Когда пареньку было лет пятнадцать, отец пристроил его на завод. Поскольку Алексей не имел специальности, взяли его упаковщиком — упаковывать в ящики диски для лущильников. Но и в этом, казалось бы, незамысловатом деле он сумел проявить себя.

— Забиваешь ящик сверху тремя досками, затем натягиваешь и прибиваешь металлическую ленту. Лента очень жесткая, ее сначала надо пробить: гвоздь же не пройдет через металл, так что берешь вороток и молотком бьешь, а уже потом гвоздь загоняешь в образовавшуюся дыру. Где по руке попадешь, где еще как… Я сообразил: пошел и головку молотка остро-остро заточил на наждаке. Она стала такой острой, что я потом с одного удара ленту пробивал. Конечно, получилась приличная экономия времени. На специальной доске на заводе тогда фиксировали, кто и как план выполняет. Кто 100 процентов в этот день сделал, кто 120… А я — 220 процентов. Помню, мне вручили пригласительный билет в Дом культуры имени Клары Цеткин на торжественное мероприятие, — рассказывает Алексей Иванович.

Это была не просто страничка трудовой биографии, как казалось тогда нашему герою, а настоящий переломный момент в его судьбе. При народе юному передовику вручили новую рубашку и карманные часы. А потом был роскошный концерт, организованный самодеятельными коллективами. Вот там и увидел Алексей Дадыдов замечательный русский танец в исполнении танцевальной группы.

Ух ты! А у меня так получится?!
Алексей Иванович признается, что какое-то время не решался пойти и попроситься в танцевальную студию, но и оторваться от танца уже не мог. Приезжал, ходил вокруг ДК, заглядывал в окна репетиционной комнаты… Он со смехом вспоминает:

— Педагог Нина Антоновна Таскаева, с которой мы потом познакомились и подружились, как-то в очередной раз увидев меня под окнами, спросила ребят: «Это что за мальчишка там ходит? Пригласите его сюда!». А я и правда походил на мальчишку: худенький, росточком — метр сорок пять. Вот так и попал на танцы. Стал заниматься. Понравилось!

Вскоре молодых рабочих завод направил учиться в ФЗУ по специальности слесарь-сантехник. Учебу с танцами сочетать еще можно было, а вот когда летом началась долгая выездная производственная практика, Алексей так затосковал по любимому занятию, что почти сбежал под конец практики.

Он уже прилично танцевал, многое умел, блестяще прыгал, выполняя самые сложные танцевальные элементы. И это не могли не заметить. Как-то в начале 50-х годов по осени в Дом культуры имени Клары Цеткин с концертом приехал Сибирский хор, который в то время уже был известным коллективом.

— Ребята, танцоры из Сибирского хора, зашли посмотреть, как мы занимаемся. После занятия подошли ко мне и спросили: «Ты не хотел бы в нашем коллективе работать? Приезжай, посмотрим». Конечно, я с радостью и волнением поехал на просмотр. База коллектива располагалась в «Транспортнике». Показал несколько движений, и все решилось. Меня пригласили в состав балетной группы Сибирского государственного русского народного хора, настоящего профессионального коллектива, — рассказывает Алексей Иванович.

Рожденный незадолго до Великой Победы Сибирский русский народный хор изначально своей главной задачей ставил пропаганду лучших образцов старинных и современных сибирских народных песен, плясок и игр, а также произведений советских композиторов на народную тему. Коллектив много гастролировал как по Сибири, так и по стране, совершал фольклорные экспедиции по Новосибирской, Омской областям, Алтайскому краю. Основателем Сибирского хора был Николай Петрович Корольков, после него в середине 50-х художественным руководителем стал Валентин Сергеевич Левашов.

— С нами работал Борис Николаевич Бурмакин. Он в свое время перед Будённым в Москве танцевал! — с восхищением говорит Алексей Иванович. — С коллективом работали и другие приглашенные балетмейстеры — Леонид Гудин, Яков Коломейский… Это был колоссальный, очень ценный опыт! Это было интересное общение, настоящая профессиональная учеба. Они же приезжают ненадолго: поставят танцы за достаточно короткий период — и уезжают, а мы их потом «чистим», дорабатываем…

Репетиции и гастроли молодой танцор Алексей Давыдов успешно сочетал с тем, что помогал балетмейстерам оттачивать и доводить до совершенства танцы, поставленные приглашенными специалистами. И в этот период, и в дальнейшем, когда Давыдов на протяжении нескольких десятилетий будет руководить ансамблем русской песни и танца клуба «Транспортник», который затем станет Дворцом культуры железнодорожников, он будет часто общаться с прославленными балетмейстерами, беря от них лучшее и создавая свои уникальные постановки.

Надежда Сергеевна Надеждина из «Березки», Ольга Николаевна Князева из Уральского хора, Михаил Семёнович Годенко, художественный руководитель Красноярского ансамбля танца Сибири… У каждого из этих балетмейстеров есть свой неповторимый почерк. Вся страна знает и помнит лирические постановки Надеждиной. Она умела удивительно глубоко проникнуть в образный строй народной фантазии и ярко воссоздать его в своих произведениях. Она словно раскрывала богатства русской души… У Ольги Николаевны Князевой, художественного руководителя танцевальной группы Уральского государственного русского народного хора, по словам Давыдова, была своя изюминка: она могла поставить танец по любым сказкам, легендам… Ее постановки были настоящими хореографическими новеллами.

«Фольклорный танец является тем алмазом, который надо терпеливо искать, а найдя, тщательно отшлифовывать и затем возвращать народу». Эти слова принадлежат Татьяне Устиновой, главному балетмейстеру Государственного академического хора им. М. Е. Пятницкого, с которой также довелось поработать герою нашего очерка. В своих сценических композициях Татьяна Алексеевна умело и очень тонко отражала танцевальные особенности разных российских регионов, с том числе регионов Сибири.

Весь этот богатейший опыт в сумме с одаренностью и трудолюбием самодеятельных артистов — певцов, танцоров, музыкантов знаменитого ансамбля клуба «Транспорт­ник», — помноженный на талант его руководителей, позволил коллективу заслуженно побеждать на всероссийских и всесоюзных конкурсах, а также объехать с гастролями не только свою страну, но и часть стран Европы. И всегда рядом с Алексеем Ивановичем была его верная спутница — Раиса Кузьминична.

Не поле перейти
Общеизвестная истина, что за спиной любого успешного мужчины стоит яркая женщина. Алексей Иванович и его супруга Раиса Кузьминична представляют собой именно такую пару. Идти по жизни рука об руку — это тоже про них. Молодые люди познакомились еще на заре своей творческой деятельности — в ДК Клары Цеткин, где Рая пела в хоре. Кстати, в Сибирский хор она тоже первой перешла, а уж затем в прославленный коллектив пригласили Алексея Ивановича. «Чем он вас привлек? Лирическими танцами или тем, что плясал задорнее и прыгал лучше других?» — интересуюсь у Раисы Кузьминичны, а она смеется в ответ: «Он пять лет за мной ухаживал, а я все не соглашалась! Потом, правда, сжалилась…».

092-09-02.jpg

Супруги Давыдовы. Фото из личного архива А. И. Давыдова

Они поженились в 1955 году. В 1956-м у Давыдовых родилась старшая дочь Ольга, а в 1961-м — Алла. Так что семейный стаж супругов Давыдовых — шестьдесят лет «с хвостиком». Поздравляя чету с этой круг­лой датой, начальник отдела ЗАГС пишет: «Прожитые вместе годы не погасили вашей взаимной любви, бережного, внимательного отношения друг к другу. Вы прожили интересно и значительно свою большую жизнь, добросовестно трудились, заслуженно ваш труд отмечен почетными званиями и наградами… Надеемся, что ваши наследники принесут уже в свои семьи прекрасные традиции родительского дома, передадут детям и внукам то трепетное отношение к семье, которое видели в детстве. Низкий вам поклон!».

Эта удивительно гармоничная пара воспитывала детей, а затем внуков не столько наставлениями, сколько своим примером. Примером творческого горения, преданности выбранному делу, умения жить так, чтобы воодушевлять других. Что касается бытовых вопросов, то тут молодым чрезвычайно повезло: тесть и теща, о которых Алексей Иванович говорит с огромной теплотой и благодарностью, брали на себя многие заботы о детях, когда артисты уезжали на очередные гастроли, длившиеся порой по нескольку месяцев.

Правда, был такой период, когда Алексею Ивановичу пришлось не только покинуть Сибирский народный хор, но и снова устроиться работать на завод, чтобы большая семья — они проживали вдевятером в двухкомнатной квартире — не потеряла крышу над головой, поскольку это было служебное жилье. В это время Давыдов как балетмейстер работал с несколькими самодеятельными коллективами, в том числе и с танцевальным ансамблем клуба «Транспортник» по приглашению Леонида Гудина.

Дорогой мой «Транспортник»!
По-настоящему Давыдов возглавит танцевальный коллектив «Транспортника» чуть позже, успев поработать с коллективом ДК имени Станиславского, который потом получил звание народного, и коллективом системы профтехобразования, который успешно выступил на конкурсе в Москве. К тому времени в «Транспортнике» после Гудина сменится порядка семи балетмейстеров, ни один из которых не задержится надолго, и художественный руководитель Александр Алексеевич Иванов пригласит Давыдова вернуться, сумев при поддержке руководства клуба — Веры Антоновны Музыченко — и, конечно, при помощи руководства Западно-Сибирской железной дороги решить в том числе и квартирный вопрос.

— Квартиру мне дали сразу после нашего успешного выступления в Германии, — рассказывает Алексей Иванович. — Вот тогда я смог наконец уйти с завода и заняться своим основным делом.

С этого момента и до 2005 года жизнь нашего героя была связана с «Транспортником» и с ансамблем русской песни и танца Западно-Сибирской железной дороги. О Давыдове говорят: «Он никогда не гнался за славой. Она сама находила его!». В памятном 1967 году коллектив ансамбля стал лауреатом Всероссийского фестиваля художественной самодеятельности.

«Мы оказались в числе тех, кого отобрали из семи тысяч претендентов. Это была большая честь! Наш коллектив участвовал и в открытии этого грандиозного мероприятия и в закрытии. Правда, чтобы вписаться в сценарий, наш номер пришлось немного урезать по времени, но мы сумели решить эту задачу: номер получился не менее эффектным. А на закрытии был сводный танец, который ставила Устинова, балетмейстер хора имени Пятницкого. Для русской пляски на 200 человек она взяла наших баянистов, которые у нас были просто роскошные, всем на зависть, и танцоров. Шесть моих ребят делали бедуинского, а потом я перед ними прошелся «щучкой», — вспоминает мой собеседник.

092-08-02.jpg

А. И. Давыдов с подарком своих коллег и учеников — фотолетописью его биографии. Фото из личного архива А. И. Давыдова

Потом была Германия. Еще через несколько лет — Голландия, затем Австрия. Плюс многочисленные поездки по стране: на Север — в Мирный, на восток — к строителям БАМа, на запад — в солнечную Молдавию, а также в Тюмень, Сургут, Уренгой… И все это не считая постоянных концертов перед своими главными зрителями — тружениками родной магистрали, сибиряками.

Огромный коллектив — более ста человек певцов, танцоров, музыкантов — показывал такой уровень профессионализма, что зрители порой терялись. В Германии принимающая сторона потом говорила: «Мы думали, к нам скромный самодеятельный ансамбль приедет, а тут такой грандиозный коллектив. Если бы знали, мы бы вам самые большие площадки для выступлений нашли!».

— Мы возили не менее десяти танцев, все яркие, не похожие один на другой. А если ехали за границу, то хор обязательно готовил песню на иностранном языке. Танцевали и русский, и украинский, и тувинский, и венгерский танцы, — рассказывает Алексей Иванович. — Ненецкий танец нам ставил приглашенный Годенко, а вот венгерский — я сам.

— Что вам было важно в танцорах, за какие качества вы их ценили?

— Для меня было важно, чтобы танцор каждое движение делал очень чисто, чтобы оно, что называется, смотрелось… Репетировали и репетировали порой до глубокой ночи, пока не будет так, как надо…

К одному из юбилеев нашего героя Межсоюзный дом самодеятельного творчества облсовпрофа выпустил специальный информационный плакат, где есть такие строки, очень хорошо рисующие образ Давыдова: «Человек редкой трудоспособности, он работает яростно, не давая поблажки ни себе самому, ни своим ребятам. Как истинный профессионал Алексей Иванович не желает делать скидок на любительство. Жесткий ритм репетиций, профессиональная балетная терминология, постоянный тренаж — до седьмого пота… Для людей, восемь часов отработавших на производстве, такие вечера — тяжкая нагрузка. И все же они с радостью принимают условия своего руководителя. Ибо он сам — пример страстной преданности танцу. На занятиях Давыдов ни секунды не сидит на месте — постоянное движение, неустанная поглощенность делом, нерастраченная молодая увлеченность. Это заражает. И это обязывает».

Он заражал не только своей энергией, но и личным примером, участвуя во всех постановках своего коллектива до весьма приличных лет. В свое семидесятилетие Алексей Иванович танцевал «Цыганочку» вместе с внуком, почти не уступая молодости и напору. «Я и в 75 мог все что угодно станцевать! Разве что прыгать так высоко уже не получалось», — смеется он.

Из его коллектива вышло много замечательных, талантливых артистов, которые потом успешно работали в профессиональных коллективах, становились руководителями, получали звания. Алексей Иванович Давыдов был им не только учителем, но и другом, мудрым наставником. Он как магнит притягивал к себе единомышленников, людей с искоркой в сердце, умевших, как говорил герой одного известного фильма, сделать так, чтобы душа сначала развернулась, а потом свернулась…

О каком танце ни спроси, Давыдов враз расскажет и его историю, и сюжет, и разные придумки. Очень красивая была постановка «Зеленый горошек» на песню, где есть строки: «Зеленым горошком у Тани платок. Под этим платочком кудрей завиток». Именно с этим танцем коллектив выступал на фестивале. А сколько их было?! «Сибирский лирический», «Масленица», «Ах вы, сени, мои сени»…

— С Гудиным мы ставили танец «На стройках Сибири». Там щиты, кран на сцене был, танцоры с мастерками работали, изображая каменщиков. Для «Танца под гармонь» специально Коломейского приглашали. «Не думала я гулять» — это молодежная пляска. «Не думала я гулять, не думала я плясать. Мой Коля идет, балалаечку несет!». Я придумал сделать большую-большую балалайку, которая будет выкатываться на сцену. А в финале через дыру в балалайке танцор выглядывает. Так на гастролях в Голландии нам пришлось балалайку голландцам оставить, потому что она в самолет не вошла… Потом сделали такую же, но разборную.

Министерские грамоты коллектив завоевывал почти ежегодно. Многократно сибиряки выступали на самых престижных площадках Москвы: на ВДНХ, в Измайловском парке, парке Горького и многих других. Балетмейстер Алексей Иванович Давыдов имеет множество наград, главными их которых, безусловно, стали звания заслуженного, а затем почетного работника культуры и высшая награда МПС — знак «Почетному железнодорожнику». Раиса Кузьминична Давыдова, не оставляя своей любви к русской песни, закончила торговый техникум, работала в системе торговли. Она — заслуженный работник, ветеран труда.

— Я искренне благодарен людям, которые были рядом со мной, моим учителям, коллегам, ученикам. Тем, кто окружал заботой и вниманием наш коллектив, решал различные вопросы: организационные, материальные, все, что было связано с гастролями, с костюмами, реквизитом и так далее. Нельзя переоценить то, что делала для нашего ансамбля Вера Антоновна Музыченко, мы и сейчас с ней поддерживаем самые теплые отношения. И, конечно, много значила поддержка руководства дороги, которое откликалось на все наши просьбы. Я хорошо знаком с Петром Филипповичем Мысиком, с Виктором Алексеевичем Оксовым, с которым мы не раз вместе сидели в жюри на различных конкурсах. Это люди, которые очень любят русский танец, русскую песню. А как без этого жить?..
Алексей Иванович с улыбкой признается, что их с супругой любовь к русскому народному творчеству в последнее время трансформировалась в любовь к романсу. А семейное дело продолжает младшая дочь — нынешний балетмейстер коллектива Алла Алексеевна Сурина. Но даже те из представителей нового поколения Давыдовых, которые выбирают по жизни другие специальности, в детстве и юности выходили на сцену вместе с Алексеем Ивановичем и Раисой Кузьминичной: старшая дочь Ольга, две внучки, внук, правнук. «У нас еще правнучка есть, третьеклассница, может, и она танцевать будет!» — с улыбкой говорят Давыдовы.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^