Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Улица Восход как восход

05.06.2001
...Можно только с грустью констатировать: какое великое множество ступенек разделяет «перронную» тетю, делающую бизнес на капустной и цветочной рассаде, с владельцами магазина-салона «Евромебель»... По этой самой лестнице, мимо торгующих постаканно жареными семечками, минуя осветофоренный перекресток, выхожу на улицу Восход.Вот она - одна из самых проезженных автотранспортом улиц города... Октябрьского моста напирают бамперы, ветровые стекла, капоты и шины торопящихся в центр. Из Октябрьского района, с улицы Кирова давят в два ряда джипы, «Тойоты» и «копейки», устремляющиеся на левый берег...

Лестница

Фото Евгения ИВАНОВА

 Потоки людей и машин, пересекаемые пробежками трамваев и пригородных электричек, движутся здесь в трех, если не в четырех уровнях. Это чем-то напоминает работу пневмопочты, трубы которой, пересекаясь, направляют послания в прямо противоположные стороны. С одной из порций таких «депеш», словно письмецо из капсулы, неумолимое движение человеческой реки «вынимает» меня в подсвеченные стеклянно-леденцовыми витражами мраморные чертоги подземки. Передо мной, поспешая, торопится не опоздать на электричку женщина с мини-тележкой, к которой приторочена картонная коробка с торчащими из нее кустиками помидор.

Ощущение конвейерности происходящего усиливает движение эскалатора: ступая на него, приходится тесниться на ступеньке, деля ее еще с кем-то. На этот раз соседство вполне ничего. Перешагивающая через две ступеньки, спешащая, конечно же, не для высадки пасленовых культур в теплицы под пленками, длинноногая дева-дива в солнцезащитных очках.

От перрона превратившейся в микрорынок станции «Речной вокзал» теперь так просто и не попадешь на улицу Восход. Заботливые железнодорожники разгородили пути панцирной сеткой, чтоб мы не лезли почем зря под колеса поездов, а ходили бы по лесенкам подземных переходов и переходных мостов. Специфически-вокзального вида лестница, по которой дачники-огородники, словно стая лососей на нерест, устремляются, чтобы подняться «в верховья», - знаменита тем, что здесь «фирменное» место нищих. Сиживают тут, прося подаяния, то безногий мужик с кепкой, то богомольная бабушка с коробочкой из-под тортика, съеденного не ею. Хотя бы на минуту включив воображение, можно только поражаться, сколь бесконечно далеки друг от друга вот этот прокопченный на солнышке бомж - и босс, восседающий в комфортабельном салоне авто, летящего выше, по мосту, мимо по-рысьи хищно вперившегося в даль кошачьего глаза на щите банковской рекламы. Можно только с грустью констатировать: какое великое множество ступенек разделяет «перронную» тетю, делающую бизнес на капустной и цветочной рассаде, с владельцами магазина-салона «Евромебель»... По этой самой лестнице, мимо торгующих постаканно жареными семечками, минуя осветофоренный перекресток, выхожу на улицу Восход.

К запчастям и томам приравнять семена

Трудно представить район улицы Восход без станции метро. Фото Сергея ПЕРМИНА

 Вот она - одна из самых проезженных автотранспортом улиц города. Сюда машины, недорассосавшиеся напра-налево, втекают тугой, попеременно прерываемой светофором струей. С Октябрьского моста напирают бамперы, ветровые стекла, капоты и шины торопящихся в центр. Из Октябрьского района, с улицы Кирова давят в два ряда джипы, «Тойоты» и «копейки», устремляющиеся на левый берег. Аж три магазина автозапчастей! Своеобразный музей автовнутренностей для начинающих. Тех, кто не может отличить коленвала от шаровой опоры, карбюратора от радиатора, тем более, если эти штуковины таинственного импортного происхождения.

Такое обилие однопрофильных магазинов наводит на мысль о жестокой капиталистической конкуренции на рынке автозапчастей. На оптимистические прогнозы о том, что, может быть, скоро и у нас пустыри украсятся экзотически-романтичными свалками автомобилей, какие мы сплошь и рядом видим в голливудских сюжетах. По крайней мере, невообразимая дешевизна сканеров-радиоприемников, плейеров и наушников в магазине «От Иван Иваныча» убеждают в том, что их за рубежом произведено вполне достаточно для того, чтобы каждое ухо было заткнуто мини-наушником.

Импортные запчасти, выходит, у нас столь же активно востребованы, как и семена овощных культур. Только потребляются эти товары категориями граждан, «сидящих» на разных этажах лестницы удачи и преуспевания.

Фирменный магазин, предлагающий нам семена и удобрения, расположен симметрично магазину книжному. Один - по одну сторону улицы. Другой - по другую. Тем самым как бы воплотилась наконец-то в реальность утопия про хитрого папашу, который то землю попашет, то попишет стихи. Ценники на пакетиках семян и обложках покетбуков вполне сопоставимы. Похожая на дачницу в шляпке и очках детективщица Иоанна Хмелевская, держащая всех под подозрением, - не дороже аппетитно-цветных упаковок с микроскопическими зернышками и семечками корнеплодов и бахчевых. Увесистый том эзотерика Гурджиева сравнялся в цене с мешком минеральных удобрений. А не для кого уже не являющаяся тайной «Тайная Доктрина» Блаватской, увы, не дороже предлагаемого в том же фирменном дачно-огородном магазине топора-колуна. Загнанному на морковные грядки книгочею предлагаются в том маркете-шопе мини-сеялочка, мотыжка, рыхлитель четырехрожковый, лопата, грабли...

Вполне интеллигентного вида женщина, уже прикупившая семян, призадумалась у витрины, за которой рядом с предлагаемым прозаическим товаром перламутрово поблескивающие «рогатые» морские раковины. Из тех самых, что в детстве прикладывались к уху в желании услышать шум моря. Может быть, в этот момент она представила себя загорающей на устланном

ракушечником пляже, на который набегает пенная волна? Кто знает... Но вместо турпутевки в ее руке зажаты пакетики с семенами редиски.

Башмак на волнах рынка

Набережная и речной вокзал образуют с улицей Восход большой архитектурный комплекс. Фото Бориса БАРЫШНИКОВА

 Недаром когда-то именно на улице Восход бурно функционировал пивбар. Пивбар был вполне соизмерим с размерами большого сельского клуба - и все равно без «душманов», вот так вот сразу, пива было не взять. Народ прямо-таки в драку лез. Теперь во всю стекляшку второго этажа, где струилось пенное из кранов в кружки, надпись -МЕБЕЛЬ. В здании усоседились юридическая фирма «Фемида», кафе-пиццерия «Фламинго» и магазин корпусной мебели.

Предыстория подвала, в котором буквально на днях намеревается открыть обувной магазин частный предприниматель Сергей Федорович Шевелев, теперь уж канула в водах асфальтовой Леты. Сейчас тут еще пока вывеска «Фотография» зазывает редких посетителей. Сергей Шевелев сворачивает бизнес, так или иначе связанный с видео. Новым кораблем, на котором он намеревается продолжать плаванье в море бизнеса, станет обувь. Судьба Сергея Шевелева - бизнесмена из производственников, пожалуй, типична. Двадцать лет - на заводе «Электросигнал», руководителем в цехе. Еще в те времена, когда «Изумруды» шли нарасхват. Очень сожалеет о судьбе «Веги». Да и своего предприятия. Выплывал как мог. Было время - наш брат, журналист, обозвал этого отнюдь не джонсильверовских манер человека «видеопиратом».

- Это мне только рекламу сделало, - с иронией вспоминает он.

Был у Сергея Шевелева и «телестудийный» период. Была голубая мечта обустроить знаменитую «Башню». Чтоб были там кафе с концертным залом. Телестудия. Потом шпана залезла - аппаратуру вытащила. Милиция нашла - аппаратуру вернула. Был суд. Пацанам, позарившимся на дорогостоящую технику, сроки впаяли. Но настроения не вернешь...

В подвале - ремонт. Все переустраивается, переоборудуется. Открывая обувной магазин, которому пока не придумано название, Сергей надеется на то, что с обувкой на этой улице пока напряженка. Рассчитывать на то, что народ ломанется за штиблетами, босоножками и сапогами, как он некогда ломился в легендарный пивбар, понятно, не приходится, но «занять свою нишу» - есть надежда, ведь в этом краю как-то не видать обувных лавок.

Рома, мечтающий о крутой гитаре

 Лестница, украшающая склон возле «Старого дома», во время пиротехнических забав в День Победы превращается во что-то вроде амфитеатра. Поэтому-то наряду с поросшими газонной зеленью, уходящими к Оби пологими откосами это место облюбовывается тинейджерами-неформалами. И хотя сегодня никаких таких фейерверков, никаких рок-фестивалей с бренчалами на эстраде набережной не наблюдается, стайка подпанковывающей молоди тусуется здесь возле своего лидера-вокалиста с «акустикой» наперевес. Курчавый, как Джимми Хендрикс, Рома Титов, чья профессия дворника вполне соответствует богемным кондициям, вкалывает на гитаре, заметая медиатором по струнам. Обворожительная Алена Копылова, назвавшаяся воспитательницей, под песнь протяжную очень воспитанно собирает подаяние. Надо сказать, неформальная молодежь в наши трудные времена изобрела способ шкиляния денег, шагнувший далеко вперед от того, что бытовал у уличных музыкантов в прошлом. Ведь, начесывая что-то цоевское по струнам, Рома не ждет, когда кто-то милостиво кинет мелочь в его потертый «немой футляр». Он не поджидает, как безногий гитарист Витек на Карла Маркса, пока, нагнувшись, расчувствовавшийся соплеменник выложит медяк на целлофановый пакетик. Он также не практикует монетоприемников в виде трогательных мешочков, приторачиваемых к баянному корпусу. Он выпускает вперед свою обложечно-журнальную красотку в самую гущу толпы. И Алена, ловко орудуя солнцезащитной кепочкой с длинным козырком, словно старатель лотком-ковшиком, делает свое дело, огребая денежки.

Совсем юная фанатка со зловещим перстнем на пальце подтягивает солисту Роме как минимум рубля на три. И вот в кепку ложится благотворительский червонец. А на эти деньги уже можно и блинную на Восходе посетить. Правда, это традиционное русское блюдо почему-то потребляют больше люди, отъединенные от юных неформалов с их «молодежным репертуаром». Впрочем, отведавшим блинчиков с маслом по 6 руб. 75 коп., беляша по 7 руб. 70 коп. или окрошки за червонец в соседней столовой, у входа в метро довольно часто предлагается альтернативный репертуар. Слепые Он и Она исполняют хиты прошлых лет. А в былинной блинной за скромную зарплату продолжают упорно стряпать заведующая Татьяна Александровна Фалевская и повар Людмила Васильевна Уфимцева. Повар-бригадир из ООО «Опор» Наталья Васильевна Кулизенина, остается энтузиастом дешевых столовых, вполне справедливо считая, что не всякий студент, напостившийся в научной библиотеке, имеет наличные для разговления в ресторане.

В краях бумажных трилобитов

 Улыбчиво-загорелый Витя - и затейник, и продавец. Товар его - подвижные игрушечные существа из раскрашенной рифленой бумаги. То ли гусеницы, то ли трилобиты. Витин бизнес занимает на древе рыночной эволюции (если по Дарвину) место, вполне соответствующее давно окаменевшим существам. В то время, как мир заполонили символизирующие высокие технологии куклы Синди, Витя изготавливает своих не то пресмыкающихся, не то насекомых вручную. Заготовку, правда, делает друг на «цветном» ксероксе. А вот колесико, отлитое из раствора, резиночка, какой пачки денег увязывают, - с этим всем самому приходится возиться.

- В строительной фирме работал, - делится Витя. - Раз обманули, другой. Плюнул - ушел. Надя вон редиской торгует. С утра встал, полил огород, комары до крови искусали... Но как-то жить надо...

Печальная повесть экс-строителя Вити усугубляется монументальным видом поднимающихся над головами кирпичных небоскребов, на задворках которых все еще доживают век вполне этнографично выглядящие рубленые пятистенники, напоминающие о первопроходце Ермаке, политкаторжанах и сметливом мужике Кривощеке. Подпирает их потомок плечом мраморную колонну у входа в метро. В этакую кариатиду превратился. В базарного Атланта, который держит нашу экономику на своих плечах. Чтобы «оживить» игрушку, Вите нужно производить движения, подобные тем, что делает рыбак подледного лова.

- Вот, рыбачу! - посмеивается.

О! Клюнуло! Одного трилобита купили.

- С маленькой головкой - говори, что девочка! - подсказывает, поспевая с новой порцией товара, Надя, которая уже отторговала редиской. Наверное, это лучше, чем в березовой аллейке на Восходе, где по скамейкам попивают абсолютно бездефицитное теперь пивко, предлагать за 400 рублей золотые серьги. Тот же мрачный, словно выломившийся из эпического полотна Сурикова «Покорение Сибири Ермаком» мужик, на днях сбагривал по дешевке золотое кольцо столовским стряпухам...

А вот взявшегося покорять ту же Сибирь кавказца, долгое время пытавшегося городить поблизости с невыносимого «парфюма» сортиром халабуды, горделиво называемые «кафе», что-то не видно стало. Полная поруха в его хозяйстве. Банкрот. Колченогие ломаные пластмассовые стулья, на которых еще недавно восседали перронные едоки мороженого. Куски чего-то обгорелого. Огонь тут гулял, как видно... Это, наверное, и есть картина последней стадии загнивающего, как предупреждал классик, капитализма. Его заката...

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.