Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Стойло Пегаса

29.09.2000
Вот и настала в Новосибирске осень. Осенью и поэзия воспринимается по-другому, не так, как, скажем, летом или зимой. И вы, дорогие читатели «Вечернего Новосибирска», сами можете в этом убедиться на ярком примере стихов Владимира Макарова.Его стихи озарены каким-то особым светом, от них веет нежным теплом, словно от мягкого сентябрьского полдня. Словом, Владимир Макаров - это настоящий мастер осенней поэзии.

 Вот и настала в Новосибирске осень. Казалось бы, что может быть банальнее, чем эта фраза и эта пора? Но давайте не будем эстетствовать, потому что осень - это, на самом деле, здорово! Осенью и поэзия воспринимается по-другому, не так, как, скажем, летом или зимой. И вы, дорогие читатели «Вечернего Новосибирска», сами можете в этом убедиться на ярком примере стихов Владимира Макарова. Его стихи пронзительно печальны, как осенний вечер, они негромки и ласковы, как шорох листьев под шагами влюбленной парочки... Но в то же время стихи Владимира Макарова озарены каким-то особым светом, от них веет нежным теплом, словно от мягкого сентябрьского полдня. Словом, Владимир Макаров - это настоящий мастер осенней поэзии. Читайте и удивляйтесь!

С уважением, Аркадий БОБИН, администратор

Владимир МАКАРОВ

Я слышу звуки странного союза,
Когда бреду один среди полей -
Ревут победно самолетов дюзы,
Курлычет грустно стая
журавлей.
Да и союз ли? Чую по контрасту,
Насколько жизнь нежна и как
груба,
Насколько и сурова, и опасна,
И неостановима в ней борьба.
Моя судьба не раз меня пытала,
И ощутить давным-давно пора
Упругость закаленного металла
И невесомость птичьего пера.
О, если бы им дал Господь
ужиться,
Поладить на вселенском
сквозняке!..
Потоком знойным всасывает
птицу,
И самолет срывается в пике.

Богатство

Жизнь моя,
Ты надежда и милость,
Ты была и осталась добра -
Накопилось в душе, накопилось
Столько золота и серебра.
Нет, увы, не по мне
драгметаллы,
Их не знал, не узнаю уже.
Но сегодня, седой и усталый,
Я их чую в тяжелой душе.
В этой гонке кровавой и лютой,
От которой я, грешный, устал,
Не загнать ли тот сплав
за валюту?
...Не меняют подобный металл.
С русской честностью,
с русскою ленью
Не бывать мне богатым вовек.
Я служу золотому мгновенью,
Где серебряный падает снег.

Ласточка Фета

К воде прикоснуться стремится.
Сердце поэта
Печалится тихо о птице.
Миг - и поглотит
Стихия безвинную душу.
Солнце заходит,
Становится страшно и душно.
Сталью кинжала
Луна холодеет сквозь тучи.
Пламя пожара
Пылает бедой неминучей.
Дикой стихии
От веку смертельны объятья.
Ей не впервые
Плевать на мольбу и проклятья.
Мглой замогильной
Она не сегодня предстала.
Что ей, всесильной,
До горестей ласточки малой?!
Мрачная бездна
Живьем погребет и не охнет.
Лапой железной
По Книге Истории грохнет.
Что ей законы?
Что суд? Что заветы?
Что совесть?
Ткет потаенно
Она свою гнусную повесть.
Через столетье,
Всех сущих терзая и жаля,
Вспыхнут при свете
Бесовские эти скрижали.
Люди узнают
Творцов мировых вивисекций.
...Больно, родная,
И тягостно, ласточка, сердцу.

Ходасевич

И ты, моя страна, и ты,
ее народ...
Умрешь и оживешь, пройдя сквозь этот год... (23 декабря 1917 года).
Кроме уложенний и декретов,
В мире есть пророчества поэтов.
Горько сердцу, ежели певца
Выслушать не могут до конца.
Но на чердаке своем, в Париже,
Он мне моего соседа ближе,
Он, кто перед зеркалом стоит,
Он, в ком уцелел в скитаньях
стыд.
Стыд и горечь, и прорыв
к прозреньям -
Все, что цену придает
мгновеньям,
А из них, сурова и груба,
Собственно, и лепится судьба.
Вот он и стоит, поэт, и снова
Смотрит на себя, полуседого,
А душа - в негнущейся тоске,
А портрет Державина -
в Москве.
Он внезапно вспоминает строки,
Что пришли к нему иные сроки,
В год жестокий, в год великих бед,
Там, где смыт его несчастный
след.

Баянист Володя

Очередной закончился запой,
И ковыляет баянист Володя
На рынок, как шахтер идет
в забой,
Хоть он к другой принадлежит
породе.
Врачи сказали: эндертериит
И горемыку увезли на «скорой».
И вот теперь Володя инвалид.
И стали костыли ему опорой.
Баян ему приятель принесет,
Скамеечку поставит, и маэстро,
Начнет помалу развлекать
народ,
Басами воплощая мощь оркестра.
А после в пианиссимо своем
Напомнит музыкант о давней
встрече.
Он видит степь и синий окоем.
И облака, и теплый майский
вечер.
Он видит деревенское крыльцо,
И сад в цвету, и молодые груди...
Но, как червонцы, на одно лицо,
Проходят, не оглядываясь, люди.
Надежды не теряет
оптимист,
Он верен звуку, мастер
одноногий.
И невесом, с берез слетает лист,
И фронтовые тянутся дороги.
Кадрили, вальсы - ходовой
товар.
Не покидает музыканта Муза.
Под вечер тощей пачкою навар
Согреет пиджачок его кургузый.
Пора, Володя, к дому ковылять.
Сменяет музыку земная проза.
Еще бы другу денег отослать,
Что в Боровом сгорает
от цирроза.

Ноктюрн для окраины

Музыка, в инструментарии,
Может, столетья оставили
Дудочку, дудку старинную -
Глиняную окраину?
Чуть не до слез нынче хочется
Дышащего одиночества
Дудочки этой старинной -
Глиняной окраины.
Музыка, вот бы и души нам
Взять, расселить по отдушинам
Дудочки этой старинной -
Глиняной этой окраины?
Пусть поживут с ней, поучатся,
пусть подудят да помучаются
С дудочкою старинной -
Глиняной окраиной...
Как репетиция вечности -
Фиоритуры беспечные
Дудочки этой старинной -
Глиняной окраины!

Петухи над Омью

Над Омью - избы крепких
мужиков,
И я из девятиэтажной башни
Утрами слышу омских петухов,
Их клич - настырный, ярый,
бесшабашный.
Заря позолотила небеса,
Сиренева кайма у горизонта.
И петухов рассветных голоса
Вступают в мир отрадою
бессонной.
Один, другой... Поют наперебой...
А вот и третий -
припоздавший петел.
Звенит, гремит их полногласный
бой,
И полог неба распахнулся светел.
Природа чокается с летним
днем,
Вздымая к небесам заздравный
кубок,
И купол церкви горит огнем -
Серебряной фольгой в зеленых
купах.
Иная жизнь мне по утрам видна,
Иной напев звучит в душе
усталой.
А Омь - мартыновская Тишина,
А дом поэта - через три
квартала.
А петухи - потомки дальних
птиц,
Что по утрам Мартынова
будили.
И Время - государство
без границ -
Хранит следы трагедий
и идиллий.
Ветхозаветный кочет, коротка
Жизнь всех живущих в этом
грешном мире!
Но в оперении два завитка
Твоих подобны допотопной лире...
Резонанс
Новости
Рейтинг районов Новосибирска, основанный на отзывах местных жителей, составил Domofond.ru. Лидером сразу по шести критериям стал Советский район, а в аутсайдеры попали Дзержинский и Ленинский районы. Их обитатели пожаловались на грязь и отсутствие развлекательных учреждений.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников занял 17-е место в рейтинге глав регионов, составленном компанией «Медиалогия». Это один из лучших показателей для глав регионов, представляющих Сибирский федеральный округ.
Католическую школу в Кировском районе Новосибирска топят канализационные воды. Из-за зловония в школе отменили занятия, а учителя вынуждены направлять задания школьникам на дом.
Исправить форму носа, груди и стать моложе - с такими просьбами чаще всего обращаются к пластическим хирургам в Новосибирске. Медики внедряют новые технологии и все чаще делают маммопластику, используя жировую ткань пациента.  
Биткоин-лихорадка дошла и до Новосибирской области. Жители мегаполиса меняют реальную работу на интернет-доход, онлайн-деньги растут в цене. Что такое майнинг, блокчейн и криптовалюта, и есть ли сходство с финансовой пирамидой, узнали корреспонденты ОТС.
Мантия как у Менделеева на известной картине теперь есть и у химика из Новосибирского Академгородка. Елена Болдырева получила звание почетного доктора Эдинбургского университета в Великобритании. О церемонии как в кино, своих студентах и жизни, посвященной науке, знаменитый ученый рассказала корреспонденту ОТС.