Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Косичка барона Мюнхгаузена нам поможет?

15.12.2000
Заметки на полях книги «Преодоление» под редакцией д.э.н., профессора Фридриха Бородкина.Книга, если попытаться даже с некоторыми потерями перевести ее с научного сленга на обычный язык, посвящена проблеме отверженных. Речь - о социальной незащищенности и невозможности пользоваться зафиксированными в Конституции правами.

Заметки на полях книги «Преодоление»
под редакцией д. э. н., профессора Фридриха Бородкина

 Как известно, барон Мюнхгаузен выдернул себя из болота, да еще и вместе с конем, весьма доступным способом: дернул что было сил, ухватившись за собственную косичку, - и трясина его отпустила.

Смысл исследований группы авторов, чьи наработки «упакованы» под обложкой выпущенной издательством «Сиб-Ново-Центр» книги «Преодоление», конечно же, несводим к столь простым действиям, но «предмет» все же касается и социально-экономического «болота», и увязшего в нем общественного «коня». Книга, если попытаться даже с некоторыми потерями перевести ее с научного сленга на обычный язык, посвящена проблеме отверженных. Речь - о социальной незащищенности и невозможности пользоваться зафиксированными в Конституции правами. О проблемах «отдельных групп населения», «умственно и физиологически зависимых, склонных к суициду, одиноких родителей, ведущих проблемное домохозяйство, пожилых инвалидов, маргиналов, детей-сирот, асоциальных личностей и других «неудачников». Все это называется термином «эксклюзия». Но не в термине дело, а в том, как все-таки уходить нам от тотального «обомжевания» населения? Как дать надежду тем, кто отчаялся? Каким образом помочь тем, кто нуждается в помощи, не на словах, а на деле?

Вопросов много. И они как бы повисают в пустоте. Потому что государству вроде как и дела нет до бедствующих его подданных. По той простой причине, что из «социализма с человеческим лицом» мы как-то очень резко перескочили в непонятно какой «изм», гримасы которого даже жутко представить на чьем-нибудь благообразном фейсе.

Дежа вю

 Вообще-то происходящее с нами представляет собой своеобразное социально-политическое «дежа вю». Социальное сиротство, отверженность огромных человеческих масс от благ общества потребления, как оказывается, «начали свирепствовать в 80-х годах в странах с большим внешним долгом и в тех странах, где начались значительные структурные изменения. В основном это были страны Африки и Латинской Америки. Этот процесс сильно затронул людей с высшим образованием и работавших в отраслях и сферах, финансировавшихся государством». Вот и у нас тоже «инфляция сократила их доходы, заставила отказаться от привычного им жизненного уклада...» Библиофил-книгочей теперь уж не зачитывается еще вчера запретным Ницше, а торчит на барахолке с тряпками. Он еще, конечно, не дошел до того, чтобы воплотить в действие ницшеанскую заповедь «Если тебе не удалась жизнь - тебе удастся смерть», но он все же весьма остро ощущает то, что жизнь не удалась. Вряд ли склонен к подобной рефлексии вышвырнутый за ворота предприятия квалифицированный рабочий. Но и он - томится. В состоянии такого томления застал недавно одного из друзей детства - высококвалифицированного токаря. Человека мало пьющего, озабоченного проблемами обучения сына в университете. Его собственные «университеты» последних лет свелись к тому, что попользоваться его золотыми руками желают многие, а платить не хочет никто. У последнего хозяина-фирмача получил 300 рублей за три месяца работы. Зашли с ним в секонд-хэнд, где он пытался приглядеть курточку на осень. Полторы-две тысячи рублей для него - уже сумма запредельная.

Все это, действительно, уже было. Вспомним чаплиновского героя времен великой американской депрессии. Этого смешного маленького человечка в шляпе-котелке, «путешествовавшего» между шестеренок огромного механизма. Зайдите в любое «бюро по трудоустройству» - и вы увидите там подобных персонажей.

Французы, «американы позорные» и мы

 Вот ведь как получается! У соотечественников Луи де Фюнеса и Жана Маре выходит, а у нас - нет. Французский опыт, как сказано в книге, «опирается на солидарность, участие населения и отдельных граждан в общественной жизни». Ну, конечно, у них еще с тех времен, когда гильотинировали Марию-Антуанетту, а потом «парвеню» Робеспьера, - все решалось «коллегиально». Народом. Коммуна как-никак оттуда. У них - Коммуна. У нас - коммуняки. Путать не надо. «Такой подход ведет к признанию преимущественных прав общины как системы отношений...» Ну а у нас? У нас, наверное, о «территориальной общности» и «формировании групповой монополии» можно говорить только в смысле криминальном. «Братва» научилась контролировать территорию. Законопослушные же граждане только учатся.

Вот и «англосаксонская традиция», которая «имеет в виду индивидуальную свободу, равные права индивидов», нам - не в коня корм. И если «англо-американский либерализм» исходит из того, «что люди, индивиды отличны друг от друга», то мы «уперты» на том, что незаменимых людей нет... Словом, гвозди бы делать... Мало того. Попытки умствовать на предмет «третьего сектора», объединения снизу не находят поддержки даже у... избранников народа. Что уж говорить о государственных чиновниках! Наш российский парламент прошлого созыва в буквальном смысле освистал Солженицына, когда благообразный старец явился туда с проповедью идей земства. Почто депутату, вошедшему во вкус пиаровских технологий, какие-то там выборные органы! Самоуправление! К чему ему, прекрасно понимающему, что делами заворачивают криминальные кланы, все эти народоправские фантазии? Вот ведь как...

«Обиженки»

 Так на языке лагерной «фени» зовутся люди, не умеющие постоять за себя, «забившиеся в угол» и в конце концов посаженные «у параши». На языке социопсихологии это называется «самоэксклюзией». «Феномен достаточно типичный и часто встречающийся. Он легко обнаруживается, если учесть, что эксклюзия в одной сфере (например, на рынке труда) при длительном действии может вызвать отказ от активного поиска источника заработка и состояние бедности и изолированности от привычного культурного окружения. Это, в свою очередь, затрудняет поиски работы и может уменьшить желание вообще проявлять активность... До уровня постоянного отказа от какой либо активности, склонности к самообвинению... Возможно и иное развитие. В сторону обвинения только внешних обстоятельств... К общей слабо мотивированной агрессии». Фридрих Бородкин говорит о «социальной обиженности». О том, что «это состояние человека, который оказался в «яме». Как вытащить человека из нее? Существуют ли позитивные варианты выхода из вышеобозначенных проблем?

Мы, конечно, не французы и не англосаксы. «Марсельезы» мы уже «наслушались». Стандарты «Дикого Запада», где было - и шерифов избирали, и суды присяжных могли выносить разумные вердикты, нам не впрок. У них законы шлифуются, отрабатываются механизмы и «сверху», и «снизу», чтобы разжать-таки хищные челюсти шестеренок, меж которых «путешествовал» чаплиновский герой. У нас помощь страдальцам традиционно возлагается на плечи государства. А у государства (одной из самых богатых стран в мире) силенок не хватает. Понятно, хорошо, если бы каждый гражданин был настолько силен, что ему хватало бы мощи противостоять стремлению кого-то «посадить его у параши», «опустить». Но, увы, слаб человек...

Запад нам не поможет

 Выведенный Ильфом и Петровым легендарный «Союз меча и орала», видимо, вечно нетленная пародия на любые и всяческие общественные объединения, какие могли бы когда-либо завестись у нас. В нашем городе действует много правозащитных организаций. И что ж - права наши защищены? Понятно, что иное правозащитное объединение не ставит перед собой других задач, нежели как отработать механизм передачи посылочек с воли. И все-таки... Скажем, в одной из статей побудившей «взяться за перо» книги «Преодоление», Е. Горяева пишет о вполне позитивном проекте, в рамках которого отрабатывались способы взаимодействия некоммерческих организаций и властных структур в нашем городе. В другой публикации Т. Воронина рассказывает о взаимодействии органов местного самоуправления и негосударственного коммерческого сектора в процессе решения социальных проблем в Томске. Т. Романчук из Красноярска рассуждает о гражданском образовании взрослых, а В. Гришанов из Москвы - о бедности в сфере жилья. Чувствуется, что мелькающие здесь понятия «третий сектор», «объединение», «благодетель», «координатор», «партнер» - не пустой звук. Так, может быть, все-таки лед тронулся, господа присяжные заседатели?!

Резонанс
Новости
Комиссия по реализации контрольно-надзорной реформы в Новосибирской области будет создана под непосредственным руководством врио губернатора Андрея Травникова. Об этом руководитель региона сообщил 15 декабря по итогам встречи с министром РФ по вопросам Открытого правительства Михаилом Абызовым в рамках его рабочей поездки в Новосибирскую область.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.