Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Стойло Пегаса

22.09.2000
Не знаю, почему считается, что наши поэты не умеют писать серьезные стихи? Я с этим совершенно несогласен. Вот, например, Владимир Косарев, чьи стихи мы сегодня представляем вашему вниманию. Он пишет о том, о чем пока еще написано очень и очень мало - о нынешних так называемых «локальных конфликтах» или, проще говоря, о войне...

 Здравствуйте, уважаемые читатели!

Не знаю, почему считается, что наши поэты не умеют писать серьезные стихи? Я с этим совершенно несогласен. Вот, например, Владимир Косарев, чьи стихи мы сегодня представляем вашему вниманию. Он пишет о том, о чем пока еще написано очень и очень мало - о нынешних так называемых «локальных конфликтах» или, проще говоря, о войне... А война, вернее, ощущения и переживания человека, попавшего на войну, остаются одними и теми же во все времена. Поэтому стихи Владимира Косарева в чем-то, может быть, и наивны, но зато они по-человечески искренни. Так что давайте не будем долго говорить, а просто почитаем стихи Владимира Косарева.

С уважением, Аркадий БОБИН, администратор

 P.S. По всем вопросам обращаться каждый вторник с 10 до 12 час. по тел. 54-20-15.

Меня безграмотно слепили
Две созидающих руки
Из звездной межпланетной пыли,
Из брызг пылающей реки,
Из скальпа голубого неба,
Из гальки солнечных дорог,
Из крох невыросшего хлеба,
Из неиспытанных тревог.

***
За семью печатями, за семью
заборами,
За стеной за каменной, низко под
землей,
Мы с тобой раскрасили алыми
узорами
То, что в телевизоре названо
Чечней.
Мы в грязи копаемся - по колено
в жидкости,
Руки опаршивели от чужой крови.
Сколько надо подлости, сколько
надо дикости,
Чтобы перепачкать мир с неба
до земли!
Там под Москвою телевизоры
мерцают,
Там «новый русский» покупает
автомат,
А у экранов наши бабушки рыдают:
«Ведь убивают ребятишек», -
говорят.
Жизнь идет красивая, тополь
распускается,
И вокруг коммерции растет
ажиотаж...
А у нас с товарищем взрывы
не кончаются,
И в огонь бросается взвод послушный
наш.
Вся корреспонденция тоннами
погрузится,
И письмо доставит в дом добрый
почтальон:
«Здравствуйте, родители, если все
получится,
Мы в июне встретимся и еще
споем!»
И в репортаже улыбнется с БТРа
Красивый юноша в тельняшке
голубой.
Проснись, Отчизна! Для тебя
святая вера
Стоит в одном строю с
безграмотной толпой.
Все одно забудется, вылетит из
памяти,
В мемуары кто-нибудь что-нибудь
черкнет,
Только вы, родимые, больше врать
не станете -
Эра информации вряд ли повернет.
На крылатых ангелах в синеву
небесную
Полетят товарищи бывшие мои,
И придут на Родину, милую и
честную,
Чтоб узнать, как рэкетом
зашибать рубли.
«Ах, конъюнктурщик! - пусть
ругает кинокритик, -
В эфир такого не пускать и
отогнать!»
Прошу вас божески, вы только не
кричите,
Я в самом деле не умею подавать.

P.S.
Цветами черными пусть мой блокнот испачкан,
Но без пристрастия, поверьте,
не могу.
Я до загривка информацией накачан,
Что успеваю только крикнуть
на бегу.
Забудьте, люди, отвлекитесь, ради
Бога,
Меня, товарища и верный АКС,
Такая доля нам - тяжелая дорога,
Следы от танка и засевший где-то
бес.
А может быть, останусь здесь
навеки -
Сгорю в подвале или заведу семью...
Мы не бандиты, мы душевные
калеки,
Но почему-то я вас все равно люблю.
Ханкала, 1996 г.

***
Вечерами смотрю на восток,
Провожаю багряные дали,
Где сибирский родной уголок,
Где метели стеною вставали.
Я смотрю за высокий хребет,
За гранитные серые своды...
И туда, где субтропиков нет,
Все влечет меня голос свободы.
Здесь не сыщешь холодной пурги
И метели лицо не румянят,
И в прозрачное утро шаги
На пороше следы не оставят.
Здесь огромное солнце встает,
Обнажая скалистые зубы,
А меня неудержно влечет
В край, где снежные хвойные шубы.
Заманила судьба далеко...
Как шаги мне измерить и метры?
Как мне все-таки было легко
Там, где дули холодные ветры!
Где слеза застывала в алмаз,
Где без счета огромные ели.
Не могу позабыть я о вас,
Мои злые подруги-метели.
Вечерами смотрю на восток
За небесные скучные лужи.
Там, где маленький мой городок,
Мне теплей от мороза и стужи.
Ханкала, 1996 г.

***
Заглянул в окошко месяц-неудачник,
Прокурор захлопнул прошлые дела,
Изорвал газету хмурый аппаратчик
И шалава где-то по рукам пошла.
Мчится жизнь нагая, мчит без
поворотов,
Обгоняя что-то, пропустив вперед,
И сопит мальчишка, прилетев
с облетов,
В пирамиду бросив верный пулемет.
И мальчишке снится не кровавый
Терек,
Не седой полковник, умерший в бою,
А родной поселок и Обского берег...
Где-то там оставил лодочку свою.
И девчонка снится из соседней
школы,
За которой днями бегал как
шальной,
Снятся кинофильмы, сборища,
футболы,
Снится все, что нынче спрятано
войной.
Нет того мальчишки, нет родного
дома,
Только тьма тревожит и мешает
спать.
Жаль, что та девчонка с парнем
незнакома,
Остается только верить и скучать.
Ханкала, 1996 г.

***
Уже устал мой мозг
От криков, палок, розг -
Давно пора отправить к санитарам.
Но сердце горячо.
И радует еще
Размеренным и правильным ударом.
Закрыты навсегда
Веселые глаза
И тело заржавело от побоев,
Но добрая душа, волнуясь и дыша,
Еще творит в фантазии героев.
Жестокий вязкий звук
Убил навеки слух,
Прощай, мотив со звонким пересвистом.
Но я дышу пока,
Хоть и слаба рука,
Я устою на поприще тернистом.
Ханкала, 1996 г.

***
С пассажиром ночного трамвая
Я от скуки затеял беседу:
«Извините, - спросил я, зевая, -
Я в каком направлении еду?»
Он поспешно ко мне повернулся,
Испугавшись вопроса и, словно
Передумав, чуть-чуть улыбнулся
И ответил спокойно и ровно:
«Чтоб узнать, по какому маршруту
Скачут наши проворные кони,
Нужно нам отойти на минуту
И отвлечься от этой погони,
В стороне, поразмыслив немного,
Отыскать путеводные звезды,
Что укажут в дальнейшем дорогу
Через время, сквозь зимы и весны».
Я в ответ ничего не промолвил,
И, сойдя к остановочной будке,
Спрятал руки в жужжание молний
Своей старой поношенной куртки.
А потом, глядя в небо пустое,
И окурки на рельсах пиная,
Я подумал: «Спасибо большое
Мудрецу из ночного трамвая».
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Обучая ребят правильному написанию русских слов, преподаватель сузунской школы Людмила Никитина разработала свою систему алгоритмов. «Это немножко из математики, — смеется она, — но помогает. Например, задумавшись, сколько букв «Н» написать в суффиксе, ученик начинает логически размышлять: от какого слова образовано, если от существительного – то одна логика, если от глагола – другая. И в конце своих размышлений сам же и приходит к выводу, как правильно писать. И такие алгоритмы применяются ко всем правилам русского языка».
Разгар пандемии коронавируса Covid-19 - все закупаются масками, перчатками и антисептиками. Однако не менее важно укреплять здоровье и снижать восприимчивость к вирусам изнутри. Разумеется, можно принимать витамины для поддержки иммунной системы. А можно совместить приятное с полезным и употреблять в пищу продукты с богатым минеральным составом.
Откуда такая разница в статистике смертей от коронавируса в России и странах Европы и США? Как соблюдают карантинные меры жители США – страны с наибольшим числом заболевших COVID-19 в мире? Ждать ли новую «Великую депрессию»?
Новосибирские пограничники отмечают свой праздник 28 мая, несмотря на коронавирус и полицию. В сквере 40 лет Победы на Дуси Ковальчук собрались более 100 человек в зеленых фуражках с флагами погранвойск, чтобы возложить цветы и встретиться с сослуживцами. Прибывшие полицейские не стали разгонять пограничников.
Совещание о ходе реконструкции второй взлетно-посадочной полосы на территории аэропорта «Толмачево» провел губернатор Андрей Травников 28 мая. Глава региона подчеркнул, что работы по реконструкции крупнейшего хаба Сибири идут полным ходом даже во время эпидемии коронавируса.
Сразу 103 новых заболевших COVID-19 найдено за сутки 28-29 мая в Новосибирской области. Общий показатель разом подскочил почти до 2600 инфицированных.
x^