Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Пунктир смерти

2011-06-17
Андрей Борисов
Пунктир смерти
«Шайтан-арба». Что только в разные времена не называли «чертовой повозкой». Например, КамАЗы и ГАЗ-66 с зенитками на борту. Эти самодельные «тачанки» появились у нас в 1981 году в Афгане и спасли немало солдатских жизней. Душманы наши вертолеты МИ-24 тоже окрестили «шайтан-арбой». Сегодня этого прозвища чаще всего удостаиваются разнообразные легковушки с азиатскими корнями, типа иранской «Samand»…

Первым транспортным средством, получившим это яркое имя, были, конечно же, поезда. Благодаря Ильфу и Петрову это широко известно. Но вот почему – знают, наверное, не все. Дело в том, что железная дорога в первые годы своего существования служила средством передвижения не только для счастливых пассажиров, их багажа и разнообразных грузов. Вместе с ними уникальную возможность перемещаться получили всевозможные бациллы, микробы и прочая зараза. Пока это в Российской империи поняли, пока стали постепенно превращать станции на пути следования всяких восточных и транссибирских экспрессов в зоны постоянно действующего карантина, прошло немало времени. Эпидемии, прежде локально диссидентствующие в определенных географических рамках, стали «выездными»… 

Самой страшной «железнодорожной» эпидемией стал тиф начала 20-х годов прошлого века. Новониколаевск оказался в ее эпицентре.

Вши адмирала

По мнению известного историка Владимира Познанского, в распространении тифа немалая вина лежит на Александре Колчаке. Армии адмирала, продвигаясь с запада на восток под натиском войск Тухачевского, увозили с собою все, в том числе и арестантов, среди которых было немало больных тифом. Сначала их гнали этапом вдоль железной дороги, затем посадили в поезда и повезли в Забайкалье. Люди умирали эшелонами. Трупы выбрасывали из вагонов, прочерчивая вдоль рельсов смрадную пунктирную линию из мертвых тел. Так к 1919 году была заражена вся Сибирь.

Новониколаевск в то время и не помышлял о статусе столицы Сибири. Однако столицей сибирского тифа довелось стать именно ему.

.Если демографическую ситуацию периода Первой мировой войны можно определить как затянувшийся демографический кризис, то после 1917 года население Новониколаевска было ввергнуто в демографическую катастрофу. Главными социально-политическими факторами её возникновения явились революция и Гражданская война. Боевые действия, развернувшиеся непосредственно на территории Сибири, политический кавардак, красный и белый террор, развал государственных институтов и здравоохранения, экономический хаос обусловили в конечном счете резкое ухудшение демографической ситуации. В довершение всех бед осенью 1918 года в городе вспыхнула эпидемия тифа. К началу декабря, когда Новониколаевская городская дума впервые обсудила вопрос о начале эпидемии, тифом болело уже около 1000 человек. Уровень смертности в Новониколаевске стал нарастать.

В центре мора

К сожалению, корректная научная оценка последствий обрушившейся на город катастрофы невозможна. Это обусловлено разрушением системы регистрации демографических событий. Священнослужители до прихода к власти большевиков аккуратно вели метрические книги, фиксируя религиозные обряды: крещения, отпевания, венчания. В январе 1918 года функции регистрации демографических событий были изъяты из ведения церкви и переданы государственным органам. В городах страны создавалась сеть загсов. Однако люди уклонялись от регистрации рождений и смертей в загсах, считая это нарушением церковных канонов.

Но доподлинно известно, что к августу 1919 года в связи с массовым наплывом беженцев население города увеличилось до 130 тысяч человек. Также необходимо учитывать, что в эти годы здесь постоянно находилось до 30000 тысяч военных, число которых не учитывала ни одна перепись. Кроме того, Новониколаевск служил для большинства добравшихся до него в колчаковских эшелонах тифозных больных «последней пристанью» перед тем как их отвозили на импровизированные кладбища. Ямы эти каждый день рыли горожане. До середины декабря 1919 года – мобилизованные колчаковцами, после 14 декабря, когда в город вошла Красная армия, – красноармейцами.

23 декабря административный центр Томской губернии был перенесен из Томска в Новониколаевск. Новая власть нового губернского центра с блеском усовершенствовала процедуру похорон. Речь уже шла не о погребении людей и похоронных обрядах, а о «ликвидации трупов».

Сначала додумались штабеля с трупами взрывать фугасами. Но не хватало бикфордова шнура, а при методе детонации, при подбрасывании к зарядам гранат, происходило много ошибок, в результате которых гибли люди. Но рыть могилы большевики все равно посчитали расточительным. Похороны одного трупа обходились властям под 80 рублей (рытье ямы 6 аршин, обсыпка ее негашеной известью), захоронение в общих могилах – около 40 рублей, а кремация — всего в 10 рублей. Трупы стали перекладывать в штабеля слоями вместе с дровами и поджигали. Запылали скорбные пожарища. Образовавшийся пепел зарывали в неглубокие ямы. Этот способ себя полностью оправдал…

Только за зиму 1919 — 1920 годов число умерших жителей и красноармейцев превысило 60 тысяч. В январе 1920 года в Новониколаевске по приказу Всероссийской комиссии по улучшению санитарного состояния республики была создана Чрезвычайная комиссия по борьбе с тифом (Чека-тиф). На одном из заседаний Сибревкома прозвучало: «Общая картина – не эпидемия, а мор. Цель и старания Чека-тифа – превратить мор в эпидемию».

Городское хозяйство Новониколаевска практически развалилось, улицы и дворы были заполнены бытовым мусором и навозом. Историк Екатерина Косякова приводит подсчеты современника событий врача Воробьева: на стотысячное городское население в год приходилось в среднем 36 млн пудов нечистот.

В городе массово гибли не только обыватели, но и лечившие их доктора. Зимой 1920 года скончались 21 врач и 209 сестер милосердия, санитаров и сиделок.

Для борьбы с тифом не было людей. И тут большевики удивили гибкостью. Оставшихся в городе врачей Белой армии признали военными специалистами и поставили на довольствие. Более того, здоровые колчаковцы были мобилизованы из фильтрационных лагерей как помощники медперсонала. Всего привлекли около 6 тысяч белогвардейцев, которых тоже определили на боевые пайки и ставки Красной армии.

В редком доме никто не болел. На одну квартиру в среднем приходилось два-три инфицированных тифом жителя. Екатерина Косякова пишет: «Пожилые горожане до сих пор помнят, что их родители рассказывали, будто обыватели боялись заразиться тифом не только по причине возможного летального исхода болезни, но и потому, что в приступе паники соседи и даже близкие могли «помочь» несчастному больному отправиться к праотцам. Говорят, что тифозных порой закрывали зимой в сараях, а то и живьем закапывали в землю».

Лекарства против тифа

В период Гражданской войны в городе находилось 12 госпиталей и лазаретов.

В условиях сильного недостатка материальных средств Чека-тиф создал еще четыре эпидемические больницы на 500 коек для «заразных» пациентов. Выявляли и госпитализировали больных, расширили ассенизационный обоз, предприняли серьезные меры по дезинфекции города, регулировали работу бань и прачечных.

Госпитали и лазареты открывались в кинематографах и гимназиях, в здании завода бывшего предпринимателя Злоказова, в доме окружного суда…

Всего в период тифозной эпидемии в городе функционировало 28 военных и 15 гражданских лечебных учреждений.

Царил хаос. Екатерина Косякова пишет: «В начале января 1920 г. в переполненном Восьмом новониколаевском госпитале больные лежали и на койках, и в проходах, и под койками. В лазаретах, вопреки санитарным требованиям, устраивались двойные нары. Больные тифом, терапевтические больные и раненые размещались в одном помещении, которое фактически представляло собой не место лечения, а источник заражения тифом. Кроме того, санитары часто успокаивали больных кулачными методами…

Показателен такой случай: когда из больницы выдворили по причине нехватки мест недолеченную жену надзирателя исправительно-трудового дома Шаронова, муж встретил супругу на пороге с револьвером и под угрозой расправы потребовал больничного кучера увезти женщину обратно».

В эти дни городские власти шли на произвол: средства часто изымались у людей, сохранивших после революции и Гражданской войны хоть какие-то материальные блага. Тиф угрожал обывателям не только смертью, но и окончательным разорением.

Ситуация стала меняться в лучшую сторону только в середине 1921 года, но еще несколько лет диагноз «тиф» был в Новониколаевске одним из самых популярных…

Справка

Документально подтверждено, что в начале 1919 года в городе было стотысячное население, а в 1921 году в Новониколаевске проживало всего 67 тысяч человек. Понятно, что на сокращение численности влиял не только тиф – шла война, и число убитых было тоже огромным.

Цитата

Эмигрант, врач Белой армии Кругликов:

— Совершенно случайно во время Гражданской войны был открыт верный способ лечения тифа: держать людей с высокой температурой на морозе в двадцать-пятьдесят градусов ниже нуля несколько дней подряд. Выздоравливали от тифа не только солдаты крепкого сложения, но и люди с очень слабым сердцем и хилым здоровьем. Нужно подчеркнуть, что одеты больные тифом солдаты были тепло, даже слишком тепло: в несколько шуб, одеял и пр., но они дышали холодным воздухом сибирской зимы...

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Занимается дрессировкой собак 14-летняя школьница Вера Несоленова из Кокошино Чулымского района. Несмотря на юный возраст, она уже довольно опытная в этом деле. В восемь лет Вера предпочитала играть не со сверстниками, а со своей собакой, дворнягой Гердой. Чтобы лучше понимать питомца, начала изучать повадки, пробовала давать команды. После неудачных попыток стала читать специальную литературу.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^