Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Нас называли «слонами»

10.05.2018
Инна Волошина, "Советская Сибирь"
«Нас называли «слонами»
Евгений Хаваев, 52 года, ветеран Афганистана и Чечни, строитель, общественный деятель
Я родился в Новосибирске, потом мы переехали в Ташкент. Там я и вырос, поступил в электротехнический техникум, окончил его. Пришло время идти в армию. Призвали меня в 1985 году. Посадили в поезд. Куда едем, ничего непонятно. Сказали, что вроде отправят нас в Сибирь. А поезд пошел в Чирчик, есть такой город в Узбекистане.

В то время там была учебка, где готовили ребят для службы в Афганистане. Там я провел полгода. Вот я сейчас одет в десантную форму, но на самом деле я служил в спецназе ГРУ. Готовили из нас разведчиков-диверсантов.

Учебка у нас хорошая была. Приходили худенькими, уходили жилистыми. То, что в кино показывают, все неправда. Есть два более-менее правдивых фильма — «Афганский излом» и «Девятая рота». Да и то в «Девятой роте» придумана половина. Учили нас очень хорошо: каждый день марш-броски на восемь — десять километров, по горам, в полной выкладке. Потом политзанятия. Потом физподготовка. Снова политзанятия. И так весь день. Тренировали у нас в основном выносливость и умение стрелять. То есть то, что действительно важно. Нас учили выживать.

Я по военной специальности гранатометчик. Нас «слонами» называли. Автоматический гранатомет АГС-17 «Пламя» весит 18 килограммов, а со станком — 52 килограмма. Один ствол несет, другой станину, а еще боезапас. Вот возьмешь его, и бегом на стрельбище. До стрельбища двадцать километров. Отстрелялись — обратно тоже бегом. Наказания у нас были, если кто не справляется. «Электрический стул» называется. Человек садится на корточки и на вытянутых руках держит стул. Казалось бы, легко, ну, сколько там стул весит? А вы попробуйте. Через недолгое время человека трясти начинает, как будто током бьет. Поэтому и называется «электрический стул». А бросить нельзя, тогда все подразделение отжиматься будет. Ну и держали этот стул из последних сил. 

Через полгода учебка закончилась, отправили нас в Афганистан. Попали мы в провинцию Гильменд, в город Лашкаргах мы его называли Лошкаревка. Прилетели. Жара дикая, кругом пыль, как мука, ноги вязнут, где-то рядом в горах стреляют. По улицам машины едут, в них сидят какие-то непонятные бородачи и кричат нам: «Духи, вешайтесь!». Это наши ребята с войны возвращались. А «духами» в армии молодых называют. И противника, кстати, тоже.

Евгений Хаваев1.jpg

Река Гильменд разделяет две пустыни. Одна из них, Дашти-Марго, каменистая, там еще можно на машине проехать. А другая, Регистан, песчаная, там только на верблюде. Ну, и на вертолете еще. Я так считаю, мне очень повезло, что я туда попал. В горах воевать труднее, там укреп­районы, а в пустыне с вертолета все видно. Мы духов гоняли, потери, как правило, небольшие были. Жили в глинобитной казарме. Стекол в окнах не было, зимой мы их пленкой затягивали, летом так обходились. Летом жара там страшная. Оставишь днем железную пластину часа на два, и на ней вполне можно жарить яичницу. Ветер еще такой, афганец, все песком задувает. Зимой ночью около нуля, днем градусов 15–20. Нормально.

Мы караваны с наркотой уничтожали. В то время героин в Афганистане не делали, везли в соседний Иран, а оттуда в основном оружие. Вы вообще представляете, что такое Афганистан? Это каменный век. В городах еще какое-то подобие цивилизации, а в провинции и этого нет. Работы нет, образования нет, медицины нет. Выращивают они там мак опийный и коноплю. Дети вместо того, чтобы в школе учиться, на маковых полях работают с малолетства. Собирают головки, пальцы облизывают — они уже наркоманы, прямо с детства. И нет у них ничего. Обувь из велосипедных покрышек делают и ходят в ней. Живут в глинобитных хибарах. И так во всем. 

Евгений Хаваев2.jpg

Я когда со школьниками или со студентами встречаюсь, всегда говорю: никогда не употребляйте наркотики. Вы не будете людьми, вы превратитесь в свиней. Никто вам не будет нужен — ни родители, ни друзья, ни близкие, никто. Только наркотики. Так что все мы правильно делали. Но война — это не романтика. Это страшное дело. Жалеть никто никого не будет, ни старика, ни ребенка малого. Или ты, или тебя. По-другому не бывает.

Что я чувствовал, когда первого человека убил? Да ничего не чувствовал. Нас к этому специально готовили. Противника не убивают, его уничтожают, и этим все сказано. Конечно, не все это могут, но большинство. Были у нас такие, кто не мог. Их обычно на войну не посылали, оставляли при штабе, например, или на хозработах. А остальные воевали. Я ведь в спецназе служил, а спецназ духи не жалели. Поэтому у меня всегда с собой граната была. Если что вдруг, то лучше сразу.

У нас много национальностей служили: русские, украинцы, казахи, таджики, эстонцы… Всех уже и не припомню. И никогда у нас не было никаких разногласий по национальному признаку. Все мы были как одна семья. Я не боялся идти с моими ребятами на войну. Без них бы не выжил, скорее всего. Ведь много разного было. Тонул раз на переправе. Я, наверное, единственный человек в мире, который в пустыне тонул. Ничего, вытащили пацаны. А раз был случай: лететь на вертолете, и маслопровод пробило осколком. Ну, мы заметили, сказали летчикам, они нас посадили. А парашютов нам не давали, потому что, когда мы облет пустыни делаем, вертолеты идут примерно на высоте второго этажа. Зачем парашюты? Хотя, конечно, бывало по-всякому. Был один случай. Вертолет стал падать с высоты 800 метров. Так ребята, обнявшись по двое, прыгали. У летчиков парашюты были, но они не успели ими воспользоваться — все пытались машину посадить. После этого стали выдавать пара­шюты.

Я ни разу не был ранен, хотя в разные переделки попадал. Так бывает. Помню, как-то во время облета пустыни мы обнаружили караван, человек сорок духов, наверное. Нас было две группы по десять человек, я командовал одной из них. Мы вступили в бой. Половину боевиков уничтожили, остальные побежали. А у одного ноги перебиты были, так он гранаты кидал. Потом его тоже уничтожили выстрелом в голову, но меня перед этим осколками здорово посекло. Сажусь в вертолет, меня всего трясет, вся мабута (это форму так называют) в дырках, но ни одной царапины. Случается. А был еще другой случай. Работали солдатики при штабе, в операции сроду не ходили, а тут реактивный снаряд — и восемь человек убило. Эти снаряды осколочного действия, если слышишь свист, надо сразу искать укрытие, в дом прятаться или куда еще. А то раз к нам приехал генерал, нас всех собрали, он стоит, нам что-то рассказывает. И тут раз свист, еще раз свист, уже ближе. А мы уйти-то без приказа не можем. Смотрим, наш командир бригады что-то генералу на ухо прошептал, и только тогда тот скомандовал разойтись. Нас всех как ветром сдуло. Генерал, а не понимает…

Меня шесть раз к наградам представляли, но все как-то не получалось. Командир батальона узнал про это, сазал: «Я разберусь». И меня наградили медалью «За отвагу». Это солдатская медаль, самая дорогая для меня награда. Я вот что хочу сказать: таких людей, как русские, вообще мало. По духу, я имею в виду. Ни одна армия в мире с нами не сравнится. Я знаю, о чем говорю. Я победил войну, вернулся. Поэтому 9 Мая для нас — великий праздник. Кто-то пойдет в армию, кто-то нет, но если надо, все будут Родину защищать.

Опубликовано в газете «Советская Сибирь» №19 от 8 мая 2018 года 

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Комментарии
Шура Ви 09:50:49 18.05.2018
75-79 РВДКДКУ, с 79-ого 351 ПДП 105 ПДД, все тот же Чирчик, Афган 80-83, сначала в 44585, потом в "кобальте", потом Луанада, потом Фергана, потом чучляния-1, потом чучляндия-2... Экстрима по самый кобчик хватило и еще человек на 100 осталось. Теперь поселился в Крыму, спасибо ВВП. Из нашего взвода, выпуска-79, нас осталось на сегодня только двое... Награды? Уже и на спине места не хватает... Жалею о чем?  Жалею, что коснись что, трудно уже будет с автоматом по горам бегать... Хотите правду об Афгане, почитайте книжку моего бывшего бойца, Бикбаева "56 ДШБ уходит в горы". Все так и было... даже хуже.
Похожие новости

Губернатор Андрей Травников и председатель Законодательного собрания Новосибирской области Андрей Шимкив выразили глубокие соболезнования родным и близким Сильвии Натановны Кац.

Резонанс
Новости
Битва за бюджетные места идет среди желающих учиться в вузах Новосибирска летом 2020. На специальность «Менеджмент» в НГУЭУ конкурс – более 100 человек на место, «Экономика» в НГТУ – 96 человек, «Переводчик английского языка и русского жестового языка» - 29 человек на место. «Африканистика» в НГУ – 22 человека на место. И это не предел – цифры растут ежедневно.
Двое мужчин в тельняшках попытались бесплатно забрать арбузы и дыни у торговца, применив силу. Видео инцидента разместили федеральные СМИ.
05.08.2020
Материальную помощь для подготовки школьников к новому учебному году могут получить многодетные семьи Новосибирска. Деньги из областного бюджета выплачивают на приобретение одежды и школьных принадлежностей.
04.08.2020 Жилье. ДОМ
В Новосибирске открылись продажи 17-этажного многоквартирного дома № 2 ЖК «Акация на Ватутина». Срок сдачи жилого комплекса – первый квартал 2022 года. Стоимость квартир в новом доме начинается от 1,62 млн.
Еще один участок дорожного полотна после реконструкции тестируют специалисты. Четыре километра трассы Новосибирск-Колывань-Томск после ремонта должны выдержать и непогоду, и испытания большегрузами.
День города 2020 жители Искитима отметят в субботу, 8 августа. И-за пандемии коронавируса праздник пройдет в новом формате - онлайн, массовых мероприятий на улицах города не планируется. Не будет и фейерверка.