Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Самые тяжелые – это пациенты 65+»: главврач ковидного госпиталя про пандемию и пациентов

18.11.2021
Наталья Нашталова
«Самые тяжелые – это пациенты 65+»: главврач ковидного госпиталя про пандемию и пациентов
Александр Осадчий, как и все врачи, мечтает о том, чтобы пандемия скорее закончилась. Фото Андрея Заржецкого
Больница №3 на ОбьГЭСе в Новосибирске второй год работает в режиме ковидного госпиталя. Сюда из нескольких районов Новосибирска везут больных с пневмонией. Кто чаще всего оказывается на больничной койке и чем четвертая волна ковида отличается от предыдущих? Об этом VN.ru рассказал главный врач Александр Осадчий.

– Александр Владимирович, пришла четвертая волна коронавируса. Меняется ли картина заболеваемости?

– О четвертой волне можно говорить разное. Является ли она продолжением третьей волны или существует отдельно? Сейчас это уже не так важно. Важнее отметить, что в Новосибирской области не произошло взрывного роста заболеваемости коронавирусом, который происходил практически везде в России. Антирекорды наблюдались, к примеру, в Самарской области – сначала там выявляли 100 пациентов с COVID-19 в день, а потом – 600.

У нас рост заболеваемости был плавным, ситуация в настоящий момент не критическая. Это видно даже по открытым стационарам. Так, во время третьей волны в оказании помощи больным с коронавирусом была задействована БСМП №2, сейчас она пока в стороне. Во многих инфекционных госпиталях есть запас коек, мы в приемные дни в среднем принимаем 60 или чуть больше пациентов – это немного. Во время третьей волны к нам только с левого берега поступало более 80.

– Когда в цифрах оперативного штаба говорится о 300-400 новых заболевших, что имеется в виду?

– Речь идет о впервые выявленных пациентах. Большая часть из них болеют дома, в амбулаторных условиях, и переносят инфекцию более-менее легко. В статистике оперативного штаба оказываются и те, кто болеет бессимптомно – сейчас тестов делается в разы больше, чем во время предыдущих волн COVID-19, поэтому и выявляемость, конечно, повысилась.

фото Андрея Заржецкого

В день дежурства у нас может быть порядка 100 машин скорой помощи, госпитализируем мы только с пневмонией. Они могут быть отрицательные и положительные по ковиду. С тактикой лечения мы определяемся, когда приходит результат ПЦР-теста.

– Говорят, агрессивный штамм дельта бьет по молодежи. Из недавно поступивших к вам в стационар каких пациентов больше?

– Опять мы не укладываемся в картину по России, у нас по-прежнему больше доля пожилых пациентов.

Да, есть молодые, но самые тяжелые – это люди в возрасте за 60-65 лет, у которых имеется масса сопутствующих патологий. Это и сахарный диабет, и гипертония, и инфаркты в анамнезе, вот они самые-самые.

фото Андрея Заржецкого

К сожалению, есть категория пациентов, которые категорически отказываются госпитализироваться в стационар. Бывает, люди тянут до последнего, а потом уже, в критическом состоянии, их на «скорой» везут к нам.

– 17 ноября мир отметил вторую годовщину пандемии. На ваш взгляд, удастся ли разгадать все тайны коронавируса?

– Ученые когда-нибудь, безусловно, придумают какое-нибудь очень эффективное лекарство. Пока же они не могут разобраться, что откуда взялось, и спорят о природе возникновения вируса.

Загадок COVID-19 все еще немало. К примеру, цитокиновые штормы: почему у кого-то они возникают, у кого-то нет.

Почему резкое ухудшение самочувствия у пациента порой происходит на фоне выздоровления, чем это можно объяснить. Странность коронавируса я наблюдал в собственной семье. Я сам переболел, не могу сказать, что легко – лежал в стационаре. При этом моя жена переболела вообще бессимптомно. О том, что она перенесла COVID-19, мы узнали только после теста на антитела.

– Главврачи коронавирусных госпиталей утверждают, что вакцинированные не попадают в реанимации и имеют гораздо меньший риск осложнений. Так ли это?

– В «красной зоне» нашего госпиталя привитых действительно единицы. Это редкое исключение. Почему они заболели? Возможно, пренебрегли мерами индивидуальной защиты сразу после получения прививки. Считается, что полноценная защита от вируса формируется на протяжении пяти недель, две-три недели после вакцинации от COVID-19 – самые опасные, потом становится полегче.

Люди, которые переболели прям хорошо и серьезно, потом, как правило, идут вакцинироваться, но находятся и те, для кого даже попадание в «красную зону» – не аргумент. Да, они понимают, что это ковид, что это тяжело (количество размышлений о том, что нет никакого коронавируса, сейчас уменьшилось), но прививки ставить все равно не хотят.

– Как можно переубедить антипрививочников?

– Со всякими людьми я и разговаривал, и спорил, выезжал в ТОСы, призывал с примерами о том, как тяжело в реанимации, выхлоп от таких встреч – 5-7 человек. Споры о вреде прививок уже набили оскомину. При этом я как врач понимаю, что ничего нового не происходит, всегда были те, кто относился к вакцинации настороженно.

Сейчас просто появилась новая болезнь – ковид, и все, кто могут, ловят на этом хайп. Не знаю, что это дает разным блогерам, с них спрос невеликий, другое дело – представители научного сообщества.

Мне непонятна позиция каких-то серьезных научных деятелей, руководителей, которые позволяют себе заявлять о вреде прививок.

История эпидемий говорит о том, что с инфекционными болезнями может справиться только вакцинация. Я в нашу детскую поликлинику отдал картинки-слайды, чтобы сделать коллаж, пояснительные карточки для детей на тему вакцинации от оспы. Многим взрослым будет также не лишним с ними ознакомиться. Эту страшную болезнь мы победили только благодаря вакцинации, ничто другое не помогало, а смертность была огромна.

фото Андрея Заржецкого

– Были за время пандемии в вашем госпитале какие-то пациенты, которые вам запомнились?

– Было все, что хотите – и бабушки на десятом десятке, и совсем молодые. Пожалуй, удивил молодой спортсмен из первой волны – он болел крайне тяжело и очень долго лежал в реанимации. В итоге, к счастью, он все-таки выздоровел, но мы были сильно удивлены – тогда появление в больницах внешне здоровых и не возрастных пациентов было редкостью.

Всегда тяжело, когда пациенты гибнут. Ты же с ними общаешься – это чьи-то мамы, папы, бабушки. Мы всегда боремся до последнего.

– Когда, на ваш взгляд, закончится пандемия коронавируса? Вы мечтаете о том времени, когда сможете вернуться к работе в обычном режиме?

– Ученые говорят, что для того, чтобы новый вирус стал восприниматься нашим организмом более-менее спокойно, должны пройти 3-4 волны, но мы должны привить большую часть населения. Конечно, все врачи мечтают о том, чтобы пандемия быстрее закончилась.

фото Андрея Заржецкого

Из-за коронавируса нашей больнице пришлось пожертвовать 70 койками в терапевтическом отделением, 65 – в хирургическом, 45 – в гинекологическом и 40 койками – в отделении патологии беременности. Часть врачей в нашей поликлинике переведены в ковидные бригады. Конечно, это сказывается на качестве оказания медицинской помощи.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Еще в сюжете
Похожие новости
07.12.2021 ОБЩЕСТВО

Человек может пострадать даже из-за бессимптомного течения коронавируса, уверяют ученые и врачи. Постковид встречается у каждого пятого пациента. Какие анализы сдать, чтобы проверить состояние своего здоровья? Об этом VN.ru рассказал врач-инфекционист, главный врач «Инвитро-Сибирь» Андрей Поздняков.



Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.