Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ломать - не строить...

15.09.2000
Не получается у нас пока диалога с руководством Западно-Сибирской железной дороги по поводу уничтоженияведущей на север области железнодорожной ветки Кокошино-Пихтовка. С момента публикации первого материала на эту темупрошло без малого три недели, а ответа пока нет. И вот отчет об очередном путешествии в те места - на этот раз на территорию бывшего Пихтовского района, ставшего ныне отдаленной частью района Колыванского.

Западно-Сибирская железная дорога: стратегия разрушения?

Не получается у нас пока диалога с руководством Западно-Сибирской железной дороги по поводу уничтожения ведущей на север области железнодорожной ветки Кокошино-Пихтовка. С момента публикации первого материала на эту тему прошло без малого три недели, а ответа пока нет. И вот отчет об очередном путешествии в те места - на этот раз на территорию бывшего Пихтовского района, ставшего ныне отдаленной частью района Колыванского.

 Я стою на железнодорожной насыпи у села Мальчиха. Вокруг - пейзаж, как после хорошего партизанского рейда времен Великой Отечественной. Рельсы, за исключением нескольких, выдраны и сгинули в неизвестном направлении. Часть шпал выворочена из земли и валяется здесь же, часть так и осталась вросшей в землю. Насыпь буквально покрыта слоем металла: накладки, перемычки, болты, железнодорожные костыли. Украшение картины - разрубленные пополам гайки: лень было отвернуть по-человечески. Рядом с моими ногами, как воровская «фомка», валяется брошенный здесь же железнодорожный домкрат с отчетливым заводским номером 4509 и годом выпуска, оканчивающимся на шестерку.

В двадцати метрах - симпатичный железнодорожный мост через местную речушку, построенный за немалую сумму всего-то лет 15 назад. С него содраны не только рельсы, но и часть деревянного настила. На въезде на мост зияет внушительных размеров дыра - по-видимому, лежали железные листы. Все густо загажено, извините за натурализм, отходами жизнедеятельности живых организмов. Вонь, бардак и запустение - так выглядит результат ударного труда подчиненных начальника Западно-Сибирской железной дороги господина Старостенко.

Из ближайшего домика выходит пожилой местный житель, явно удивленный чьим-то интересом к этому разгрому.

«Из газеты? Все увидели? Эх, Толоконского бы сюда, лично. Может, и нерентабельна была «железка» в наше время - но ломать, ломать-то зачем? Ведь жизнь это была для нас - а сколько человек полегло на ее стройке здесь, в болотах? Теперь нам то ли уезжать, то ли помирать - непонятно...»

Не так давно по этому мосту ходили поезда

 Половина некогда большого села Мальчиха густо заросла коноплей - эта травка, как известно, охотно селится на месте брошенных людьми усадеб. И с другими населенными пунктами вдоль бывшей железной дороги идет тот же процесс разрушения и забвения.

Вот только те точки, что мы проехали совместно с телевидением компании РТВ. Коноваловка - был сельсовет и 1500 человек населения, осталась огромная поляна конопли и один разрушенный дом. Лаптевка: было 800 человек, сегодня - 210. Орловка: от 1400 человек населения уцелело 2 (два) в одном доме. Ершовка - больше половины деревни, где некогда проживало около тысячи человек, в руинах и той же конопле.

Из разговора с жительницей Ершовки с явно не соответствующим местному пейзажу именем Надежда: «Вот наша бывшая контора - окна выбиты, дом разрушается. Все заседают по домам... Школа сгнила - дети ходят на уроки по морозу и дождю за 5 километров в Мальчиху. Клуб рухнул - молодежь бегает туда же. Сама я не местная, из города - у меня мать отсюда. Места, сами видите, какие красивые - жить бы и жить, да вот транспорт...

«Железка»? Поезд останавливался, и не было проблем - хоть в Пихтовку езжай, хоть в город. Теперь разобрали, и бежать некуда. Связь с внешним миром? Только грунтовка - дождь прошел, и все, не проехать».

Северный менталитет особый - знаю по родной Колыме. Тяжко обживается северная земля, но если попал сюда, приложил к ней руки и душу - просто так отсюда не уедешь. Пихтовцы, эти северяне нашей области, цепляются за свои родные места до последнего, и есть за что - действительно, красота здесь неописуемая. Но...

Глава администрации Пихтовского сельского совета Анатолий Савельев начинал свою карьеру сельским учителем. Поэт в душе, он принадлежит к той сельской интеллигенции, на которой держится нравственное начало российского народа. Но когда он говорит о железнодорожниках и их деятельности, его голос начинает дрожать от волнения и боли за земляков.

Самодельный мост в Лаптевке из дореволюционных рельсов

 «Что говорить - подкосило нас это решение под корень. Еще пять лет назад прислали бумагу - уведомляем вас, что ветка Кокошино-Пихтовка закрывается с последующим демонтажом. Но разобрали тогда несколько километров - и тогдашний начальник дороги Бородач остановил это дело».

Вот так - взяли и уведомили: ни разговоров, ни переговоров при решении, подписывающем приговор нескольким тысячам сельчан. В пихтовских краях по сей день считают, что слетел в свое время с должности господин Бородач именно за непродуманную разборку их «железки». Я не стал их разубеждать: происходящее внутри по-армейски замкнутого железнодорожного ведомства «тайна велика есть».

Анатолий Савельев: «А знаете, как я узнал о продолжении демонтажа дороги? Прошлой осенью ехал как-то по делам в Колывань и вдруг вижу: стоит у Мальчихи поезд, и рабочие рельсы выворачивают. Подъезжаю, представляюсь: глава местной администрации Савельев, в чем дело, что за работы? А мне в ответ - пошел ты, мужик, на... Ну, очень далеко, в общем. У нас приказ снести эту дорогу к чертям собачьим, и никакой местный глава нам не указ. Про Старостенко слышал? И будь здоров.

Вот так-то. В принципе, такой стиль общения наших железнодорожников с окружающим провинциальным миром для меня лично не новость. И тем не менее... Ну что стоило по-человечески начальнику Западно-Сибирской дороги Владимиру Старостенко набрать отнюдь не секретный телефонный номер пихтовской администрации и произнести примерно такой монолог: «Слушай, Петрович, обеднело наше ведомство. Так что ты того, не обессудь - без твоих ржавых рельсов нам здесь, в Новосибирске, полная хана экономическая с остановкой поездов по всему главному ходу Транссиба. В общем, порешили мы их забрать, но как мужик мужику обещаю: будет легче, пойдем на подъем - восстановим мы твою ветку, а пока удержи как-нибудь народ, чтобы совсем не разбежался».

Так ли, иначе ли, но в реальности на Западно-Сибирской дороге принят иной метод: население - послать подальше, прессу - не замечать, а рельсы - на вывоз. Нет трассы, снесены скромные сельские станции - нет и проблемы. Как в те самые сталинские времена, которые в Пихтовке помнят, как нигде: ведь и строили-то эту дорогу в тридцатых годах в основном ссыльные и раскулаченные.

Из песни слова не выкинешь - беспредел сверху рождает беспредел снизу: не нужны мы никому, так гори оно все синим пламенем, ломать так ломать! В Лаптевке даже появился новый мостик через речку Баксу, целиком сложенный из умыкнутых расторопными аборигенами на «железке» рельсов прошлого века выпуска - на металле отчетливо видна марка завода и годы 1881 и 1884. Зато сданный в начале 90-х годов нашего века красавец - огромный железнодорожный мост в Пихтовке так и стоит с содранными рельсами: голыми руками его не разберешь, на века строили.

И только на миг удача улыбнулась сельчанам - случайно уцелели ветки узкоколейки, которые в тридцатые годы были проложены из Пихтовки в тайгу на лагерные лесоучастки. Сегодня местное ушлое население активно их использует. Во многих домах стоят самодельные дрезины, ласково именуемые «пионерками». Конструкция народная - по сути дела, голое сиденье с моторчиком за спиной. Вышел за калитку, поставил «пионерку» на рельсы, раскрутил мини-движок - и в тайгу: охота, рыбалка, ягоды, шишки. Управление железной дороги сюда, к счастью, уже не дотянется - широкая колея, по которой можно было бы вывезти и эти рельсы, разобрана.

Что мешало оставить на месте и рельсы широкой колеи - прямой путь в лес-кормилец для местных охотников и рыболовов? Чувство хозяина? Отнюдь. Скорее, ведомственная психология: что хочу, то и ворочу, и вообще после меня хоть потоп. А поскольку западно-сибирские железнодорожники - люди государевы, то и суть этой политики у сельчан здесь теперь прочно ассоциируется с государством. Государство как символ разрушения - как вам нравится такой имидж?

Анатолий Савельев: «Чем была для нас эта «железка»? Я здесь главой уже восемь лет, помню ее работающей и отвечу - всем! Уголь, бензин с соляркой только по ней и завозили. Сегодня проблема отчаянная: дороги у нас еще те, расстояния тоже - рейсы грузовиков и бензовозов в немалую копейку обходятся. Вывозили лес, до шести тысяч кубов в год - наш Бакчарский леспромхоз был в железнодорожном подчинении. Теперь там осталась половина коллектива - пробуем взять его в муниципальную собственность, чтобы хоть как-то сохранить предприятие. Картошку отсюда можно составами везти, мясо - у нас прекрасные луга, пастбища и огороды с экологически чистой продукцией. Ну и пассажиры, конечно, ехали в любое время года, тем более что шла наша «железка» по лесу - даже снегом не заносило.

Что еще? Пустеют села, особенно те, что расположены вдоль бывших рельсов. Идет активная убыль населения - лет через 20 такими темпами тут никого не останется. А ведь рано или поздно придется сюда возвращаться и начинать все по новой, с нуля - и строить ту же самую дорогу».

Что ж, остается только пожелать авторам нынешнего, мягко выражаясь, демонтажа проявить не меньшую энергию с кайлом и лопатой на будущем строительстве, а руководству области и федерального округа - обратить внимание в повседневной суете дел на тот скромный географический факт, что север области нам еще понадобится: это и нефть с газом, и картошка с мясом, и, наконец, пока еще тысячи живущих там сельчан. Сегодня мы ломаем то, что там с немалой кровью строили наши отцы и деды. Завтра наши дети и внуки будут все это восстанавливать. Не думаю, что их комментарий в наш адрес можно будет воспроизвести на газетной полосе.

Резонанс
Новости
Рейтинг районов Новосибирска, основанный на отзывах местных жителей, составил Domofond.ru. Лидером сразу по шести критериям стал Советский район, а в аутсайдеры попали Дзержинский и Ленинский районы. Их обитатели пожаловались на грязь и отсутствие развлекательных учреждений.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников занял 17-е место в рейтинге глав регионов, составленном компанией «Медиалогия». Это один из лучших показателей для глав регионов, представляющих Сибирский федеральный округ.
Католическую школу в Кировском районе Новосибирска топят канализационные воды. Из-за зловония в школе отменили занятия, а учителя вынуждены направлять задания школьникам на дом.
Исправить форму носа, груди и стать моложе - с такими просьбами чаще всего обращаются к пластическим хирургам в Новосибирске. Медики внедряют новые технологии и все чаще делают маммопластику, используя жировую ткань пациента.  
Биткоин-лихорадка дошла и до Новосибирской области. Жители мегаполиса меняют реальную работу на интернет-доход, онлайн-деньги растут в цене. Что такое майнинг, блокчейн и криптовалюта, и есть ли сходство с финансовой пирамидой, узнали корреспонденты ОТС.
Мантия как у Менделеева на известной картине теперь есть и у химика из Новосибирского Академгородка. Елена Болдырева получила звание почетного доктора Эдинбургского университета в Великобритании. О церемонии как в кино, своих студентах и жизни, посвященной науке, знаменитый ученый рассказала корреспонденту ОТС.