Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Нищие сраму не имут

16.06.2000
Нынешнее нищенство, порожденное переходным периодом от социализма к капитализму, о куске хлеба в холщевой торбе и не знает. Трудится по формуле: «Я сам - товар, ты мне - деньги». Посмотрел на меня - плати. На Красном проспекте за просмотр должно было платить калеке в камуфляже, сновавшему между останавливающимися у светофора автомобилями. На Заельцовской свои культи демонстрировал еще один. Но излюбленный подиум, конечно же, метро. Экспонаты подземной галереи снуют по вагонам, выставляются на станциях и в переходах. Одни тихонько, другие основательно, третьи с шумом. Но все с праведным укором...

Попрошайки

Фото Аркадия УВАРОВА

  - Друг, оставь покурить... А в ответ - тишина. Он вчера не вернулся из боя.

Это у Высоцкого. В войну, в окопе, где все пополам: и табачок, и последняя горсть патронов... Потому что через мгновение ни то, ни другое уже может не понадобиться ни тебе, ни другу.

- Сигарету не дашь?

Я только что вышел из магазина и срывал обертку с пачки сигарет. Оглянулся. Пожелавший угоститься вовсе не походил на перенесшего глубочайшее потрясение бойца, вышедшего из-под обстрела. Он не походил на влюбленного, расстроенного ссорой с возлюбленной, которому вдохнуть табачного дыма и умереть. Он не походил на вконец измученного вынужденным бездельем работягу, у которого на пачку «Примы» не нашлось трех рублей. И я ему не годился в друзья - уж больно он молод. Паренек, лет восемнадцати, весьма ухоженный, прикинутый джинсовым комбинезоном, равнодушно принял протянутую сигарету как должное и без «спасибо» пошагал дальше.

Сигарета, конечно, мелочь. И «спасибо» его мне, как зайцу рога. И не в Польше мы, где, как давненько рассказывал один знакомый, он наблюдал сценку: идут два полицейских, один у другого попросил сигарету, напарник дал, взявший тут же отдал за сигарету деньги. Мы не в Польше, у нас это запросто. И можно было бы не придавать значения сущей безделице, если бы не повтор: было уже точно такое. И не закурить ему хотелось. Открой я пачку с дешевенькой «Примой», прикинутый на нее и не позарился бы. Его в чужих руках блеск привлек и возможность хоть сигарету на халяву срубить. Тем более, пачка-то вот она, полнехонька. Кто ж откажет. Да пусть там хоть сотня мудрецов утверждает, что табачное попрошайничество - наихудшее проявление нищенства. Прикинутые мудрецов не жалуют и книги их не читают.

А вот еще один случай. Стою как-то у прилавка, выбираю товар к празднику, а товару много на полках, блестит овальными стеклянными боками, радует глаз многоцветьем жидкостей и радугой этикеток.

- Возьмите, пожалуйста, четушку...

Мне четушка в тот раз не нужна была, не водку выбирал. И не продавщица посоветовала, а мужчина, лет тридцати, стоявший рядом. Да и не совет, как дошло постепенно до меня, это был, а просьба. Ко мне обращенная, не к продавщице. Продавщица-то и так при товаре, а рядом больше никого.

- С чего это вдруг? - спрашиваю, едва справившись с массой возможных мотивов необычной просьбы: бывает же - плохо человеку «после вчерашнего», колотит его, помрет еще, не приняв соточку.

А он, эдакий бодрячок посткомсомольского вида, хорошо стриженный, в дорогой сорочке с короткими рукавами, в отглаженных брючках и нестоптанной обуви (по офисам подобных сейчас масса сидит), без тени смущения отвечает:

- А у меня денег нет.

Куда ж против такой логики попрешь. Но четушка - не сигарета, да и он мне - не племянник, однако ничего более едкого от неожиданности в тот раз у меня в словарном запасе не нашлось:

- И у меня нет.

На том и разошлись.

Побирушки

 Не будем ворошить далекую историю, вспоминая юродивого с украденной у него копеечкой, скажем только, что нищенство на Руси - занятие перманентное и где-то уважаемое. Нищих особливо в купеческих домах привечали и даже использовали в качестве средств массовой информации: придет такой издалека, расскажет, что видел, что слышал. Но и в стародавние времена знали, что нищие - это особая популяция, со своей иерархией и жестокими законами. Попробуй кто-то на новенького займи доходное место на паперти «за так», коллеги руку протянутую оторвут, если не голову.

В социалистические годы, особенно после войны, нищих тоже немало было. Сидели только не на паперти, а возле базаров, ходили по вагонам пригородных поездов и трамваев, распевая жалостливые песни под трофейный аккордеон, представлялись погорельцами. Открываешь дверь на стук, а на пороге дама в плаще на голое тело: погорельцы, мол, мы, голодаем, холодаем, поможите, чем можете. Но уже тогда подающие начинали обижаться: «Я ей хлеба вынесла, а она не берет - деньги давай».

Нынешнее нищенство, порожденное переходным периодом от социализма к капитализму, о куске хлеба в холщевой торбе и не знает. Трудится по формуле: «Я сам - товар, ты мне - деньги». Посмотрел на меня - плати. На Красном проспекте за просмотр должно было платить калеке в камуфляже, сновавшему между останавливающимися у светофора автомобилями. На Заельцовской свои культи демонстрировал еще один. Но излюбленный подиум, конечно же, метро. Экспонаты подземной галереи снуют по вагонам, выставляются на станциях и в переходах. Одни тихонько, другие основательно, третьи с шумом. Но все с праведным укором.

Бежит по вагону мужичонка, истово, но безобразно невыразительно крестится. Другой, с табличкой на шее, проходит между пассажирами, мрачно заглядывая в глаза. Чередой проходят дамы, толкая перед собой малолетних детей, иногда самостоятельно дети - стайкой. Спешат получить свое, чтобы поспеть собрать дань в следующем вагоне. И укоряют, укоряют...

За что укоряют меня все эти люди? Я их не знаю, зла им не творил и не желал. Я им ничего не должен. Но укоряют. На посту у выхода со станции имени автора «Капитала» дежурит бабулька-божий одуванчик. При взгляде на нее непременно посетят мысли о бренности жизни. Это накануне-то рабочего дня. На втором посту, у выхода на площади имени бывшего всероссийского старосты, с достоинством Маргариты, принимающей гостей, восседает в инвалидном кресле дама выразительной наружности. Встречи не избежать. Однажды попытался миновать бабульку, сунулся через второй выход, а там другая - посередине лестницы в позе каменной бабы.

Это не я сказал: «Однако нищих следовало бы уничтожить! Поистине, досадно давать им и досадно не давать». Это Фридрих Ницше.

Я вовсе не склонен преувеличивать доходы побирушек, но это не я сказал: с миру по нитке - голому рубаха. Это - народная мудрость.

Народ-то мудр. Недаром в последнее время на смену убогим на побирушечьи посты подтягиваются молодые, хорошо одетые кадры. Под зад они подстилают не картонку, а портфелишко. И методы у них пострашнее - рядом ребенок (вполне ухоженный), которому требуется лечение за границей, а на это, как известно, требуются деньги.

Требуются Принцы-нищие

 Разумеется, нищие водятся не только в России. Но так вот, напоказ, страждут только у нас. Потому как - система, пронизывающая все общество снизу доверху. Или наоборот. Скорее, наоборот, потому как низы всегда следуют за вождями. А вожди у нас не чураются той же народной мудрости-алгоритма: с миру по нитке - голому рубаха. И все, что к ней полагается.

Помните, с каким ажиотажем проходила приватизация-акционирование крупнейших и не очень крупных государственных предприятий. Тогда нищие из своей среды выбрали самых достойных стать не королями, но принцами, принцам по традиции отрезали кусок пожирнее: им головы ломать, как сделать жизнь новоявленных собственников краше и сытнее. И благо если принцем выкликнули такого оборотистого человека, как Святослав Федоров, недавно почивший. Подавляющее же большинство принцев быстренько расфуговало доставшееся на халяву необъятное народное добро, а умывшимся новоявленным собственникам осталось довольствоваться другой чисто русской мудростью: как пришло, так и ушло. Хорошо хоть на рубахи предводителям нищих по нитке собрали. Те сейчас в рубахах щеголяют и коллег по нищенскому бизнесу в упор не видят. Потому что они - элита. Одна из составляющих, по определению того же Святослава Федорова, нашего нынешнего общества: «Элита-охрана-рабы».

От сумы да от тюрьмы...

 От сумы да от тюрьмы не зарекайся. Это еще одна народная чисто русская мудрость. Обычно она употребляется в ином значении, но почему бы и не в таком: нищенская возможность срубить на халяву - выпросить, выклянчить - у нищих, стесняющихся ожидать с протянутой рукой подаяния, может вызвать желание просто взять. Без просьбы. Если просящему так и так воздается, зачем же ждать милости. В крайнем случае вместо страдальческого выражения на лице можно продать вид на крутой кулак. Пришел к тому, у кого что-то еще завалялось, показал кулак: купи, мол.

Приходилось встречать и таких. Трое нищих малолеток, килограммов по семьдесят живого веса каждый, затоптали как-то не знакомого им мужичка. Тот вышел из гостей, присел на скамейку отдохнуть, а тут - нищие. «Дай, мужик, закурить». Мужик от широты душевной протянул им пачку «Беломора». И тут нищие, побирушки, давай мужика валять. Уронили под скамейку и с нее стали прыгать мужику на грудь. Прыгали до тех пор, пока мужик ноги не протянул. Позже выяснилось, что у нищих сигареты и свои были, но им хотелось каких-то особенных. Хороших, как сказали они. Чтобы пачка блестела. Но по малолетству ошиблись адресом, нарвались на нищету, за что и поплатились десятью годами свободы. Впредь наука: гляди в оба, жди, когда кто-нибудь на твоих глазах распечатает блестящую пачку. Тогда смело: закурить дай.

А недавно всей стране поведали историю о том, как один бывший нищий красноярский боксер, продавший своим соплеменникам вид на кулак за громадный заводище, парится сейчас на нарах. Тоже, однако, переборщил, да молодой же тоже, стеснительный. И вот, пожалуйста - из принца да назад, в нищие. Может, не поделился.

А кто виноват? Да, наверное, извечное наше русское патологическое сострадание - отдам последнюю рубаху. И часто не ближнему своему, а так, заезжему молодцу. Ближний перебьется, постарается понять нас. Только оценит ли неближний халяву-милостыню?

«Поистине, так или иначе помогал я страждущим, но всегда казалось мне, что лучше бы делал я, если бы учился больше радоваться».

Ну да, опять Ницше с его чуждой нам, русским, немецкой антигуманной философией. А не хотите немца в учителя, вот вам поучение из одного православного источника: «Прежде чем подать милостыню, подожди, может быть, ладонь, в которой ты ее зажал, вспотеет». За точность воспроизведения не ручаюсь, но сочетание слов понять смысл не помешает.

Резонанс
Новости
Столб дыма, видимый издалека, повис над торговым центром «Сибирский молл» 9 декабря в Новосибирске. Оказалось, что горит здание, расположенное неподалеку.
Форум следующего года будет еще более интересным и масштабным. Дал старт подготовке VIII Международного Сибирского транспортного форума-2019  губернатор Новосибирской области Андрей Травников на совещании по подведению итогов предыдущего, седьмого по счету, форума.
Серебряный чайник старинной работы выставил на продажу житель Новосибирска. Раритет фирмы Фаберже является трофеем – его добыл при взятии Берлина прадед владельца.

Температура около -10°С и небольшой снежок ожидают жителей Новосибирской области на предстоящей неделе. Комфортная погода будет также сопровождаться слабым ветерком всего 2-3 метра в секунду.

Историю Максима Кузнецова из Куйбышева «Новости ОТС» рассказали месяц назад. Мальчику с ДЦП был необходим специализированный велотренажер. Деньги на его покупку удалось собрать благодаря неравнодушным зрителям. Теперь мальчику чуть легче станет разрабатывать мышцы и суставы ног.
Новосибирские ветеринары заново научили ходить собаку, которая потеряла все четыре лапы из-за обморожения. Полгода назад аляскинскому маламуту Руте сделали операцию, а теперь вернули возможность передвигаться.