Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Александр Балуев шесть лет летает в Новосибирск играть злодея

Александр Балуев шесть лет летает в Новосибирск играть злодея
27 января 2010 года знаменитый столичный актер Александр Балуев впервые вышел на сцену театра «Красный факел» в спектакле «Маскарад», история продолжается до сих пор. 

27 января 2010 года знаменитый столичный актер Александр Балуев впервые вышел на сцену театра «Красный факел» в спектакле «Маскарад», история продолжается до сих пор. Почему уже шесть сезонов он прилетает в Новосибирск, играть матерого карточного игрока и жестокого ревнивца Арбенина, чье роковое подозрение в измене стоило жизни его юной супруге – Нине, Александр Балуев рассказал в эксклюзивном интервью «Советской Сибири».

…У двери небольшой, если не сказать крохотной гримерки, где готовится к выходу на сцену Александр Николаевич, памятная табличка, что здесь много лет хозяйкой была народная артистка СССР Анна Яковлевна Покидченко. Как кажется мне в первую минуту, брутальный Балуев занимает ровно половину комнаты. Пропуская меня вперед, он произносит какую-то шутливую ворчалку – вот, мол, летаю, езжу туда-сюда, пора угомониться. Рабочий график артиста – киносъемки, участие в столичных и нестоличных спектаклях – настолько плотный, что он приезжает в Новосибирск на два дня, от и до заполненных работой: ранний утренний прилет, короткая передышка, потом репетиции и спектакли. Поэтому заключительный аккорд нашей короткой беседы (стук в дверь, и голос завтруппой: «Александр Николаевич, через 5 минут – выход!») звучит так:

— Новосибирск как город для вас что-нибудь значит, вы где-то были, что-то видели?

— Нет, не получается у меня…

— Александр Николаевич, вы как бы уже предпослали разговору эпиграф – «летаю-езжу-пора угомониться». Хотя в одном из интервью, назвали себя ленивым, объясняя, что это свойство присуще вам, как коренному москвичу, в отличие от тех, кто приехал завоевывать столицу, делать карьеру. И, тем не менее, вы по нескольку раз в год летаете в «Красный факел», чтобы сыграть «Маскарад» Лермонтова. Что это для вас за история, как она накладывается на реальную жизнь артиста?

— Если говорить не только обо мне, а, вообще: в принципе, на мой взгляд, состояние актерского духа – это всегда некое движение. То есть не принадлежность и не привязанность к какому-то одному месту, одному театру, а возможность, или скорее желание иметь выбор – передвигаться, встречаться с разными актерами, с разными коллективами в разных городах. Я думаю, что это исконно русское состояние артиста, поскольку антрепризные театры существовали в России испокон, потом уже стали создаваться постоянные труппы. В общем, я как-то в это дело уверовал (последние лет двадцать я не принадлежу никаким постоянным театрам) и мои прилеты в Новосибирск, и не только Новосибирск – это и есть моя жизнь, моя профессия. Я играю в стационарных театрах – в Ленкоме, здесь. Но я сам по себе и все равно нахожусь в движении.

— А что значит для вас этот конкретный краснофакельский спектакль?

— Ну, во-первых, не так часто в нашей актерской судьбе случаются такие замечательные пьесы таких авторов. Второе – традиция: мне кажется, у русского театра одна из таких традиций – Лермонтов, «Маскарад». А так как сегодня очень редко берутся за эту пьесу, это тоже для меня интересно и важно. Еще, наверное, эта работа вошла уже в какой-то мой кровоток. Не знаю, хорошо ли это или плохо. Может, будет как-то через год-два меняться. Пока зритель ходит, поиграю. Как только перестанет ходить – все, я прекращу.

(Заметим, на «Маскарад» зритель не просто ходит, а валом валит – лишнего билетика больше чем за месяц не достать. Наверное, оттого, что в этой старинной драме в стихах, режиссер и актеры сумели показать вечное и главное в человеческих отношениях, то, на чем держится или рушится личность).

— «Маскарад» для вас история про любовь или про что-то иное?

— У меня все спектакли про любовь. Я не про любовь не играю вообще ничего. Здесь эта тема звучит впрямую. И, конечно, история про то, что любовь – это не только созидание, порой она и разрушение. То есть, любовь – это очень большое эмоциональное состояние человека, любого.

— Вы признавались когда-то, что вы не ревнивый человек, как тогда вы сочиняете этот образ – Арбенин для вас злодей?

— Нет, он не злодей, он попавшийся на игре, в которую никогда не играл.

балуев2.jpg

— То есть законы карточной игры одно, а интриги, ложь, клевета – другое?

— Ну, конечно, это не его, это чужая игра, хотя он игрок. Он, скорее, жертва некой интриги.

— У вас этот спектакль начинается с паузы. И, вообще, Арбенин много чего проживает в себе, прежде чем совершить непоправимое. Мы, зрители, знакомые также с вашими работами в кино, знаем, что Балуев – мастер паузы и молчит он в кадре и на сцене… как Штирлиц. Причем, молчание это не простое, а золотое – очень наполненное. Здесь есть какой-то отзвук знаменитой мхатовской паузы, мхатовской школы?

— В каком-то смысле, да, конечно: наверное, если бы я учился не в Школе-студии МХАТ, может быть, я стал бы вообще другим языком общаться со зрителями. Вспоминаю такую историю: мой учитель, Евгений Вениаминович Радомысленский, однажды где-то курсе уже на четвертом привел меня в учебный театр посадил одного посреди сцены на стул, зажег фонарь какой-то и говорит: «Сейчас посиди и послушай тишину». Я думаю: «Чего тишину? Как тишину? Машины по улице Горького едут, еще какой-то шум все равно слышен...» Но я посидел-посидел и что-то такое особенное действительно почувствовал. Будто он подсказал мне какой-то новый способ проникновения в тот конкретный и любой другой образ. На самом деле, всё как у Макаревича – «Начало всех начал – молчание». Наверное, в этом что-то есть – когда из тишины, из пауз создается что-то настоящее.

— Александр Николаевич, о прошлом мхатовском поколении, в частности, о ваших учителях – Тарханове, Массальском, Пилявской, часто говорят с восхищением: «Вот старики были...». Что-то в них на самом деле было особенное?

 — А у них все было особенное. Я даже не говорю о них как о педагогах, само их присутствие рядом – это и была школа, они просто были, они просто приходили к нам на занятия. И для нас пребывание рядом с ними было чуть-чуть пребыванием в их мире… Это то, что мы, надеюсь, успели хоть немного ухватить, и то, что никак не передать словами...

— Мы, зрители, чувствуем это.

— Ну, что-то, значит, ухватили (смеется). Это, можно сказать, была такая московская театральная интеллигенция. Но интеллигентность – это, мне кажется, все равно очень привязанный ко времени момент и свойство. Сегодня принципы человеческих взаимоотношений поменялись за счет многих, в том числе и социальных, катаклизмов. Нельзя, конечно, все спихивать на время. Вообще, настоящая интеллигенция – это штучно, это всегда было не массовой штамповкой.

— Александр Николаевич, вы у Марка Захарова в Ленкоме играете Дымова в чеховской «Попрыгунье». Рецензии совершенно невероятные: «Балуеву в этом спектакле нет равных». И у меня, провинциального зрителя, появилась мечта: если буду в Москве – сразу пойду туда. Ведь этот немногословный, благородный и готовый к самопожертвованию герой, доктор Дымов, тоже попал в окружение людей, играющих в дурные игры… Что-то такое в вас Захаров разглядел и пригласил, предвидя абсолютное попадание?

— Для меня это было очень неожиданно... Не рассчитывал я на такую встречу с Марком Анатольевичем. В молодости, после Театра Советской Армии я приходил к нему пробоваться, он меня, конечно, не взял. Ну, я был тогда такой героический, на белом коне… Я ему сейчас напоминаю, говорю: «Марк Анатольевич, куда вы тогда смотрели? Сейчас хотите, чтоб я пришел в труппу, но я уже не в состоянии ни в какие труппы входить, а тогда бы я...» – «Как так? Да неужели?».

— Кусайте теперь локти…

— Да нет, не в этом дело. Ведь человеческая жизнь, она не есть какое-то одно состояние. Он был в другом состоянии, и я был другим. Что-то не сходилось, наверное, как это бывает, у главных режиссеров и артистов, которые приходят наниматься на работу со своими показами. Тем не менее, сейчас мы встретились, и я очень этому рад. Это сложный и очень интересный спектакль, обращенный в сегодняшний день. И то отношение, которое через Захарова, его режиссуру я почувствовал к происходящему вокруг меня, мне очень понравилось. Когда мы начали репетировать, я спросил: «Марк Анатольевич, вы мне хоть как-то подскажите, что мне играть-то». (Потому что репетируем, время идет, а мне режиссер еще ничего толком не сказал). Он говорит: «Вы знаете, Александр Николаевич, а вам ничего делать не надо вообще. Вы вообще ничего не играйте». Я ему говорю: «Как это?» – «Ну вот вы просто поверьте мне – вам ничего играть не надо. Вы в такой своей находитесь личностной и актерской поре, что вам играть ничего не надо».

— Две роли, два героя – Арбенин и Дымов, один – не прощает никому и ничего, другой – наоборот, по сути отдает себя на заклание. А вы чего человеку не сможете простить? Какая у вас территория в этом плане, какой барьер?

– Вы знаете, раньше были какие-то ограничения. Сейчас я стараюсь прощать все.

Штрихи к портрету:

Павел ПОЛЯКОВ, актер театра «Красный факел»:

— На сцене Александр Николаевич замечательный партнер – очень чуткий, с прекрасным чувством юмора. Может импровизировать, удивлять. Впрочем, мы периодически друг друга удивляем, и это радует. Вообще, его приезд для нас всегда приятное событие – он и вне сцены очень интересный и очень хороший человек.

Людмила БЕЛОВА, заведующая труппой театра «Красный факел»:

— С ним очень легко и спокойно работать, он добрый и внимательный к каждому. В день спектакля Александр Николаевич обязательно проходит весь текст со мной или с режиссёром – Тимофеем Кулябиным. Он настолько тактичен, что просит не вызывать партнеров, чтобы лишний раз их не беспокоить.

У него нет каких-то особых требований к тому, что должно быть в гримёрке. Единственное, что просит – чтобы во время спектакля за кулисами с обеих сторон была вода, потому что жарко. И всё. Ну, еще кофейку может попросить в антракте.

СПРАВКА

Александр БАЛУЕВ родился 6 декабря 1958 года в Москве, в семье кадрового военного. В 1980 году успешно окончил Школу-студию МХАТ. Сыграл около ста ролей в кино, в том числе в фильмах «Жена керосинщика», «Мусульманин», «Му-му», «Спецназ», «Благословите женщину», «Жуков», «Кандагар», «Жизнь и судьба». Работал в Театре Советской Армии, имени Ермоловой. Сейчас актера можно увидеть на сцене столичного «Ленкома» и новосибирского «Красного факела», в антрепризных постановках. Успешно занимается продюсированием собственных проектов. Дружит с актером Дмитрием Харатьяном и художником Павлом Каплевичем. Увлечения: горные лыжи, хоккей, путешествия.

 

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Взлетно-посадочная полоса старого новосибирского аэропорта Северный больше не  имеет перспектив – эту территорию рассматривают в качестве оптимального варианта под строительство новой ледовой арены. Исполняется поручение врио губернатора Андрея Травникова просчитать все экономические особенности этой площадки. Об этом сообщил мэр Новосибирска на встрече с журналистами 14 декабря.  
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Фундаментом аттракциона предлагается сделать одноэтажное здание, с крыши которого можно сесть и покататься на колесе обозрения. Диаметр колеса — 38 метров. Здесь же построят общественный туалет.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.
Исправить форму носа, груди и стать моложе - с такими просьбами чаще всего обращаются к пластическим хирургам в Новосибирске. Медики внедряют новые технологии и все чаще делают маммопластику, используя жировую ткань пациента.