Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Денис Архипов: «Через четыре года мусор будет некуда вывозить»

Денис Архипов: «Через четыре года мусор будет некуда вывозить»
Денис Архипов уверен, что через четыре года мусор уже некуда будет вывозить. Фото предоставлено пресс-службой правительства Новосибирской области
Скоро из полуторамиллионного мегаполиса некуда будет вывозить мусор – ресурс действующих полигонов вокруг Новосибирска исчерпан. Тем не менее, вокруг концессионного соглашения о строительстве новых полигонов в Раздольном и Верх-Туле разгорелись политические баталии. Аргументы и расчеты специалистов, а также финансовые нюансы соглашения в интервью VN.ru прокомментировал заместитель министра ЖКХ и энергетики правительства Новосибирской области Денис Архипов.

- Насколько остра в Новосибирске проблема вывоза мусора?   

- В Новосибирской агломерации есть проблема, связанная с тем, что ресурса существующих полигонов осталось на год – максимум четыре. Говоря проще, через четыре года мусор будет некуда вывозить и необходимо что-то с этим делать. Проблему срочно нужно решать, иначе скоро наступит коллапс.

Важен еще и момент изменений в ФЗ №89, которые вступили в силу в 2016 году. Их  можно назвать революционными. Дело в том, что система договорных отношений у нас в стране выстроена таким образом, что всем транспортным организациям выгоднее привезти меньше мусора на полигон, чем забрать его у того, кто его производит. Поэтому мусор у нас часто оказывается в лесах, полях и т.д. Новые поправки изменили мотивацию всех участников, чтобы отходы доставлялись только до конечного пункта – объектов мусоропереработки. В каждом субъекте создается институт региональных операторов, либо один, либо несколько, которые будут собирать средства с потребителей и рассчитываться со всеми участниками рынка. Мы к этим изменениям готовы. Территориальная схема разработана, готовится конкурс.

мусор, никита давыденко

В частном секторе города свалки встречаются особенно часто. Фото Никиты Давыденко

Изменение законодательства имеет прямое отношение к нашим региональным полигонам, технологический срок работы скоро истечет. Согласно новым поправкам в закон, будет запрещено захоранивать все полезные фракции: картон, бумагу, пластик, металлы, стекло и т.д. У нас появляется обязанность построить объекты, которые будут заниматься извлечение из мусора полезный фракций и сортировкой.

- Почему для решения проблемы выбрана форма концессии? 

- Концессия – одна из форм государственно-частного партнерства. К сожалению, когда страна в 90-ые годы перешла на рыночную экономику, много говорили о том, что силами бюджета всех проблем не решить, необходимо развитие форм государственно-частного партнерства (ГЧП). Но все осталось на уровне лозунгов. И только в последние годы перешли к практической реализации одной из форм ГЧП – концессии.

Его преимущество в том, что бюджету зачастую не под силу решать какие-то задачи общественного назначения.

За рубежом в системе ЖКХ около 70% концессий формируются на базе систем водоснабжения. Там очень дорогая вода – соответственно, вложения концессионера быстро окупаются.

Теперь это стало развиваться и у нас, но не в сфере водоснабжения, а там, где  предполагается окупаемость инвестиций в разумные сроки. Одно из направлений – теплоснабжение и система обращения с отходами.       

Строительство просто одного полигона, даже без сортировки – это затраты в сотни миллионов рублей. Это непростое инженерное сооружение.

- Критиков проекта, в том числе, и депутатов, тревожат бюджетные обязательства в рамках концессионного соглашения...  

- Логика 115 федерального закона РФ и практика работы с концессионными соглашениями предполагает разделение рисков между государством и концессионером. Если риски не будут разделены участниками, то стороны не найдут согласия. Концессионер заходит на проекты с достаточно длительными сроками окупаемости, особенно в сфере ЖКХ, где государство все очень жестко регулирует. Поэтому концессионер должен быть уверен, что его инвестиции окупятся, поэтому концессионное соглашение и предусматривает минимизацию части рисков. В том числе, и гарантированность сбыта его продукции.

 

Предположим, что концессионер вложил 6,5 млрд рублей, взяв их в кредит. Он и финансовая организация, выдавшая кредит, должны быть уверены в возвратности этих средств. Поэтому концессионеру государство гарантирует загрузку его объекта. Если ее не гарантировать, никто не прокредитует такой проект.

- Не противоречит ли срок действия концессионного соглашения (40 лет) требованиям Бюджетного кодекса Российской Федерации?

- Во-первых, никаких норм это не нарушает. В противном случае, соглашение не было бы заключено, оно проходило несколько этапов юридической экспертизы. 40 лет - это срок, предложенный концессионером. Средние сроки окупаемости таких проектов – около 10-15 лет. Но тогда зачем концессионеру проект, который после того, как инвестиции окупились – нужно возвращать? Напомню, объекты оформляются в госсобственность сразу по завершению строительства. По завершению срока концессии с них снимается обременение правами концессионера. Это важный момент.

Естественно, что концессионера тем и привлекает проект, что он может на нем заработать. А это происходит после того как истечет срок окупаемости и концессионер будет управлять этими объектами, извлекая прибыль.

При этом все равно концессионера будет контролировать государство, особенно в плане тарифов, которые будут сформированы исходя из того, что проект прошел стадию окупаемости. Норма прибыли определяется параметрами регулирования, то есть, подконтрольна государству.

Соответственно, процесс полностью контролирует департамент по тарифам правительства Новосибирской области.

В том-то все и дело, что если мы заявим по реализации концессионного соглашения в рамках срока окупаемости, то никогда не найдем концессионеров.

Если говорить про экономику проекта, то после истечения срока окупаемости мы начинаем получать свою долю с прибыли концессионера, которая будет поступать в доходную часть бюджета. Это условие заложено в концессионное соглашение. Напомню, что в течение первых 10-15 лет (период окупаемости) концессионер будет платить в бюджет области один миллион рублей в год. А потом он начинает часть прибыли отдавать в бюджет региона. То есть, зарабатывая на имуществе, созданном им, но являющимся собственностью региона, концессионер должен будет отдавать часть прибыли в бюджет. .

- Но все время возникает вопрос обоснованности этих расчетов. Почему запланирована мощность предприятий именно в объеме 800 тыс. тонн твердых коммунальных отходов в год?

- Проблема в том, что на действующих сейчас полигонах весовое хозяйство практически не работает. Мусор не взвешивают, а измеряют его в объемах, в кубометрах.

Ясных цифр статистических данных, подтвержденных фактами, по количеству мусора, поступающего на полигоны, просто не существует. Есть цифры по кубатуре, переведенные в тоннаж, исходя из существующих коэффициентов.

Все споры вокруг этого. Не нужно также забывать о неучтенной статистикой кубатуре. 

При наших расчетах вместе с концессионером мы брали за основу город Новосибирск, понимая, что объемы мусора по отношению к одному человеку растут из года в год. И рост этот постоянен. Также мы учитывали отходы, которые, помимо физлиц, поставляют, за исключением последнего периода, и юридические лица. И увидели, что тех мощностей по сортировке мусора, которые заложены сейчас, в скором времени будет недостаточно. Вот почему в проекте заложен потенциал по наращиванию мощностей без дополнительных гарантий по загрузке.

У оппонентов проекта есть не все данные, которыми мы располагаем. При своих расчетах они пользуются статистикой, которая учитывает только то, что отражено в документах. Иных данных нет, но большое количество организаций вообще не предоставляет никаких данных по объемам вывозимого мусора.

Напомню, что все свои расчеты мы будем демонстрировать на совместной рабочей группе с профильным комитетом Законодательного собрания Новосибирской области, которую возглавляет Вадим Агеенко (заместитель председателя комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам, - прим. ред). Мы предоставим все варианты расчетов. При своих расчетах мы использовали несколько источников: помимо государственной статистики, брали информацию с объектов захоронения мусора, данные управляющих организаций, а также данные разработчика схемы обращения с отходами. Плюс данные по оценке плотности мусора.

Наиболее важные показатели: первый - сколько в среднем мусора «производит» один человек, второй - коэффициент перевода из кубометров в тонны. По нашим расчетам, тоннаж будет больше, чем те цифры, которые озвучивают сейчас. Поэтому мы закладываем загрузку мусороперерабатывающих предприятий с учетом увеличения их мощности.

- Какие у вас ожидания от сотрудничества с рабочей группой профильного комитета Законодательного собрания?

- Депутаты опасаются, что мы не сможем обеспечить загрузку объектов и будем отдавать  из бюджета достаточно серьезные суммы на компенсацию. А у концессионера заложена очень высокая рентабельность проекта и он, якобы, ничего не делая, будет зарабатывать огромные деньги. Я надеюсь, что в процессе работ комиссии мы погрузим депутатов в наши конкретные расчеты и сможем найти взаимопонимание.

На самом деле, объем загрузки объектов рассчитан верно, и мы сможем полностью обеспечить работой предприятия концессионера.

Для чего в договоре прописана возможная компенсация? Чтобы мы или наши последователи не захотели повезти мусор на другие объекты.

Как я уже говорил, без гарантий загрузки проект не будет прокредитован. В данном случае, эта опция является гарантией для всех участников проекта. С одной стороны, по получению необходимой инфраструктуры, с другой – по возвратности инвестиций.  

- Какие организации, помимо официальной строительной экспертизы, будут участвовать в оценке стоимости проекта? 

- Говоря о планируемых объемах инвестиций в проект, напомню: мы договорились о том, и прописали это в концессионном соглашении, что проведем независимый технологический ценовой аудит. Будет оценена обоснованность применяемых технологий, а ценовой аудит проведет оценку стоимости всего оборудования и строительных работ. Аудиторская компания будет нести ответственность за свои заключения. После аудита и будет выдана стоимость инвестиций в объект.

Возможно, что цена может быть ниже, чем сейчас заявленные 6,5 млрд. Тогда экономическая модель будет пересчитана и изменятся сроки окупаемости, могут измениться тарифы. А норма прибыли останется, на мой взгляд, она соответствует такому проекту. 

- Строительство каких заводов планируется - мусоросортировочных или мусороперерабатывающих?

- Важно понимать терминологию, установленную законом. Есть система сбора мусора у потребителей, его транспортировка, и есть объекты хранения и захоронения. Хранение – это объекты, где разрешено хранить отходы до 11 месяцев. И захоронение отходов в срок более 11 месяцев, которые уже прошли обработку. Понятия «переработка» в законодательстве не существует. Есть понятие «обработка» отходов. «Обработка отходов» - это как раз и есть направление работы новых сортировочных комплексов – то есть, подготовка мусора к дальнейшему использованию. После обработки все полезные отходы уходят на утилизацию, используются в хозяйственной деятельности. Все, что оказалось неполезным и попало в категорию, подлежащую захоронению, в нашем случае просто уходит на полигон и там захоранивается.

- Назовите сроки запуска новых комплексов. Рассматриваются ли еще проекты строительства объектов в рамках концессионных соглашений в Новосибирской области?

- Пока речь идет только о двух объектах: МСК Раздольное (2018 год) и МСК Верх-Тула (2019 год). По своей технологии, они могут увеличивать мощность. Это если говорить только о Новосибирской агломерации. А в области, по территориальной  схеме  обращения с отходами, подобные объекты должны появиться в Барабинском, Каргатском и Татарском районах. В соответствии с разработанной и утвержденной 26 сентября 2016 года на заседании правительства Новосибирской области  территориальной схемой обращения с отходами, в том числе, с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Не исключено, что они также будут строиться на основе концессионных соглашений.  

МСК Раздольное и Верх-Тула – это сортировочные комплексы. Все участки для них подобранны с учетом требований по экологии. Сейчас утверждено техническое задание на проектирование этих объектов, и их строительство начнется только после прохождения всех госэкспертиз. В том числе, и государственной экологической экспертизы. 

- Ликвидация «неполезного мусора» - этот вопрос очень волнует экологов.

- Этот мусор и будут вывозить на полигоны. Технология строительства новых полигонов в МСК «Раздольное» и «Верх-Тула» предусматривает специальные технологические  «подстилки», которые  защищают грунт от соединения с мусором.

Система выстроена так, что прибывающий с отходами автомобиль будет обязательно проходить электронный весовой контроль с видео-подтверждением – иначе с концессионером не рассчитается региональный оператор. Затем мусор пройдет все фазы технологической линии по его обработке. После чего «полезный» мусор отправляют на утилизацию, а все остальное пойдет на специально оборудованный, изолированный от грунта полигон.

В заключение хотел бы добавить, что чем плотнее заселена территория, тем радикальнее методы борьбы с неполезным мусором – например, сжигание. Страны с низкой плотностью населения, там, где есть относительно свободные территории, стараются захоронить такие фракции, как, например, в Канаде. Поэтому, в этой части мы используем лучшие мировые практики и опыт.        

Резонанс
Новости
Более ста человек собрались у лицея №22 «Надежда Сибири» в центре Новосибирска вечером 18 октября. Родители учащихся и местные жители протестуют против строительства бизнес-центра на месте сквера на улице Советской. Они готовят обращения в прокуратуру и мэрию.

В Октябрьском районе Новосибирска опасность для детей представляют тренажеры во дворах. Случаев, когда школьники получили травмы в собственном дворе, уже пять, и родители намерены обратиться в прокуратуру, чтобы добиться демонтажа металлических конструкций.
Нетипично крупные покупки, много купленных товаров за час, снятие денег в новых местах – банки вправе блокировать трансакции, которые они по новому закону посчитают сомнительными. Обостренная забота о безопасности может обернуться внезапными неприятностями для клиента. Чтобы пользоваться картой за границей, нужно предупредить банк за неделю до вылета. Что делать, чтобы избежать блокировки карты – в материале VN.ru.
Пройдут только свои. Жители нескольких многоквартирников в Железнодорожном районе Новосибирска вступили в конфликт из-за того, что ТСЖ одного из домов устанавливает забор вокруг здания. Противники утверждают – это ограничит проезд транспорта и затруднит движение пешеходам.
Чиновник с «жестким характером» – начальник управления архитектурно-строительной инспекции мэрии Новосибирска Анатолий Мотыга – написал заявление об увольнении. Этот пост он занимал 15 лет. Отставка Мотыги совпала с подготовкой строительства бизнес-центра рядом с лицеем №22, которая возмутила общественность.

Урбанисты все чаще говорят о том, что в городских микрорайонах нужны площадки, которые будут привлекать жителей со всех окрестных улиц, станут точками притяжения для соседей, местом встреч, знакомств, отдыха. Как раз такие места в каждом районе Новосибирска и будут созданы в рамках проекта «Территория детства».