Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Писатель Римантас Грейчюс о сибирской молодости и современной Литве

Писатель Римантас Грейчюс о сибирской молодости и современной Литве
Писатель Римантас Грейчюс. Фото Аркадия Уварова
Известный литовский литератор Римантас Грейчюс в Сибири окончил школу, здесь нашел свою любовь, единственную на всю жизнь, строил Новосибирскую ГЭС, учил детей в сельской школе. Не был в России тридцать лет. Сегодня он делится воспоминаниями и размышлениями с читателями «Советской Сибири».

Любовь и музыка

— Римантас Йонович, как вы оказались в наших краях?

— Наверное, так же, как и множество моих земляков. Мой отец работал директором гимназии. Весной 1949 года к нам пришли люди с винтовками, посадили в эшелон и повезли в Сибирь. Так мы оказались в Иркутской области. Мне тогда было 11 лет.


Пошел я в русскую школу, хотя языка не знал. К счастью, выучил быстро. В восьмой класс к нам пришел новичок — Коля Дудник, родом из Новосибирска. Он переписывался со своей бывшей одноклассницей Валентиной. Коля проучился в нашей школе всего год, потом уехал. А в десятом классе я получил письмо от Валентины Комаровой из Нижних Чём. Это Коля попросил ее написать мне: «Пусть мой друг знает, какая ты хорошая» Мы стали переписываться, и через некоторое время поняли, что любим друг друга…

В 1955 году я окончил школу и решил ехать к Вале. Родители были против: куда, зачем? Но меня было не остановить. Тайком собрал вещи и поехал. Денег хватило только до Иркутска, а до Новосибирска еще две тысячи километров. Я продал на толкучке новые брюки и ботинки и купил билет. Денег на еду не осталось, но меня всю дорогу кормила добрая попутчица. Подъехали к Новосибирску. А до Валентины надо было плыть по Оби километров двадцать. Без билета же на теплоход не попаду. И тут вновь чудо: нашел в туалете поезда часы. Часовщик дал мне за них сто рублей. Так что без труда добрался до Валентины.

— Наверное, это судьба?


— Уверен! Вскоре сыграли свадьбу. Я работал на строительстве Новосибирской ГЭС арматурщиком. Начальником стройуправле­ния основных сооружений тогда был испанец Вергелес. Весной 1957 года он вызвал меня и спросил: «Это правда, что ты умеешь играть на аккордеоне?» Да, я умел играть, но только инструмент у родителей остался. «Ну, ничего, у нас есть баян, научишься играть, будешь руководить самодеятельностью. Зарплата будет как раньше». И я, литовец, стал учить русскую молодежь петь русские песни.

Через полгода поступил в институт инженеров водного транспорта. Отвечал за культурно-массовую работу. Весной 1958 года меня вызвал директор и сказал, что одна студентка написала стихотворение для гимна института. «А ты не мог бы написать музыку?»

Сельский учитель

— И вы решились?

— Сказал: смогу! Сел за пианино, вскоре родилась мелодия. Потом пошел к композитору Валентину Левашову, который тогда руководил Сибирским народным хором, показал ему свое творение. Он чуть-чуть подправил и одобрил. Гимн стал петь хор нашего института, под этот марш шла колонна вуза на первомайской демонстрации. Конечно, я был горд необычайно! И понял, что в инженерном институте мне больше делать нечего, тем более что тогда я написал рассказ, и в литературу меня напутствовал известный сибирский писатель Сергей Сартаков.— В итоге вы стали учи­телем...

— Это получилось как-то само собой. Я все-таки глава молодой семьи, надо было зарабатывать. Обратился в областной отдел народного образования, меня направили в Балтинскую семилетнюю школу Мошковского района, где я стал преподавать физику, математику и, конечно же, пение. Ученики меня называли Римантом Ивановичем. Был классным руководителем, полюбил сельских ребятишек. Аня Безбородова окончила медицинский, 31 год работала детским врачом в Магадане, потом вернулась в Балту — нынче я у нее гостил целую неделю. Галя Тихонова окончила юридический факультет МГУ, работала в Подмосковье. В судах сражалась, даже будучи инвалидом, и выигрывала их. Увы, рано ушла из жизни. Виктор Лавриков и Анатолий Шипицын — инженеры.

Сколько мы с ребятами концертов ставили, пели, танцевали, в походы ходили, даже колхозных коров доили... В Новосибирск ездили, спектакли в театрах посещали. Когда я проработал в Балтинской школе три года, мне предложили стать завучем. Я согласился, но только с условием, что мне оставят классное руководство. Не мог я передать свой класс другому учителю.

Европейские ценности

— Как дальше сложилась ваша жизнь?

— В Сибири у нас с Валентиной родились три сына, а позже, уже в Литве, еще два сына и дочь. На мою историческую родину мы переехали в 1963 году. Там я преподавал, работал директором школы, Валентина обучала литовских ребят русскому языку и литературе. Всегда чувствовал потребность писать. В 1974 году стал корреспондентом, а вскоре и редактором районной газеты. Потом была работа в главной газете республики «Советская Литва». Рассказы публиковались в Москве. Участвовал в работе всесоюзных совещаний писателей, пишущих на военную тематику.


В девяностые начался полный раздрай. Смутное было время… Но я остался на своих позициях. Стал писать книги. Одна, о пограничниках 1941 года, находится в библиотеках всех погранотрядов Российской Федерации. О последнем романе «Пороги» — сейчас его перевожу на русский язык —  получил много восторженных отзывов. Но был и такой: мол, подобные книги надо сжигать на кострах. Да, в сегодняшней Литве есть и радикальные настроения, и обстановка непростая. Старая гвардия в основном придерживается таких же взглядов, что и я: мы Россию врагом не считаем. А вот одурманенная молодежь и некоторая часть пожилых придерживаются противоположной точки зрения.

— Как вообще сегодня живется в Литве? Ведь это теперь Европа…

— Я так скажу, на бытовом уровне никакого раскола нет. И ненависти к русским нет, и за русскую речь лицо бить не будут. Я живу в Клайпеде, там много русских. В других городках, где в основном одни литовцы проживают, примерно то же. Мы же нормальные люди, чего нам делить? Недавно в городе Плунге я презентовал свою книгу, а после выступления взял аккордеон и стал играть советские песни. Мне стали подпевать, потом и вовсе овацию устроили. Скажу откровенно, те, кто постарше, тоскуют по временам СССР. А молодежь уже русского языка не знает.

Отрыв властей от народа огромный. Люди не могут понять, почему такая агрессия в сторону России? Ну, как моська на слона, гавкают. В то же время за постсоветские годы примерно треть литовцев уехали из страны, и большинство из них не собираются возвращаться. Причем уезжают специалисты, в первую очередь те, что помоложе, цвет нации. И их можно понять: власти обещают доступное жилье, хорошие заработки, но это только обещания. Все больше средств идет на вооружение, на так называемое сдерживание России. А поток эмигрантов продолжает расти.

«Литовцы — терпеливый народ»

— А как в стране в экономическом плане?

— Посудите сами, у меня пенсия 328 евро, еще 58 евро мне доплачивают как пострадавшему от «советской оккупации». Средняя квартплата за трехкомнатную квартиру составляет примерно 400 евро. Вот и считайте. Килограмм самой дешевой курицы — 3,5 евро, литр бензина — 1,12 евро. Кстати, три года назад, когда у нас были литы, за 3,5 лита давали один евро. Теперь у нас европейская валюта, и цены «подравнялись». То есть за это время они фактически выросли в 3,5 раза. Оно бы и ничего, если бы доходы тоже увеличились. Вот и получается, что молодые бегут из страны. А что им остается делать, если средняя зарплата около 500 евро? А те, кто постарше, уезжают из городов, потому что не в силах платить за квартиру.

— И куда же они бегут?


— На землю. На дачах живут или дома в деревнях покупают, картошку сажают, разводят сады и огороды, живность держат. Иначе просто не прожить. А тут еще и беженцы с Ближнего Востока. Приезжают, получают солидные пособия, сидят на всем готовом. А у меня 55 лет стажа, пенсия же до 400 евро не дотягивает. К счастью, беженцы в Литве надолго не задерживаются, бегут в Германию. Там, видимо, платят еще больше.

Вот так и живем. Я думаю, добром это не кончится. Рано или поздно в Литве произойдет какой-то социальный взрыв, хотя литовцы очень спокойный и терпеливый народ. Вспоминаю такой случай. Позвонил мне незнакомый читатель, поблагодарил за хорошую книгу и сказал, что очень хотел бы встретиться со мной. Вскоре такая возможность представилась, я заглянул к нему на огонек. Добротный дом в курортном городе, внутри все удобства, шикарная мебель. Казалось, живи и радуйся. Ан нет. Я остолбенел, услышав от него: «В январе 91-го я сидел на крыше сейма с пулеметом в руках, чтобы отразить нападение на наши власти советских солдат. Теперь, будь у меня в руках пулемет, я бы уложил эти продажные власти». И это не единичное мнение.

Знаете, сейчас, находясь в Сибири, я сочинил четверостишие. Оно звучит так:

Я не индус и не испанец.
И не их тех, что в прошлое плюют.
Сегодня я в России иностранец,
Меня здесь люди натовцем зовут.


На самом деле Россия, и прежде всего Сибирь, для меня вторая родина, мои детство и юность. Здесь я нашел свою любовь, постиг тайны прекрасной русской души. А потому хочу исправиться и сказать: «В России я… не иностранец».

Опубликовано в газете «Советская Сибирь» №40 от 4 октября 2017 года

Похожие новости

II Региональный конкурс информационной поддержки и поощрения предприятий малого и среднего бизнеса «Точкi роста — 2018» организован ИД «Советская Сибирь» при поддержке министерства промышленности, торговли и развития предпринимательства, министерства сельского хозяйства, министерства строительства и министерства культуры Новосибирской области.

Резонанс
Новости
«Когда мне в лицо плеснут кислотой», - полмиллиона россиян прочитали отчаянный пост Валерии Сухановой, которую преследует бывший ухажер. Парень, обливший девушку мочой, спустя неделю продолжает хвалиться своей безнаказанностью, а закон не позволяет даже назвать его фамилию в СМИ. История девушки из Новосибирска вызвала громкий общественный резонанс, но правоохранительные органы даже теперь не возбуждают уголовное дело.    
16.07.2018 Семья. ДОМ
Комбинацию из повторяющихся красивых цифр в документах мечтают заполучить новобрачные. Даты 08.08.2018 и 18.08.2018 с тремя «символами вечности» жители Новосибирска расхватали еще в феврале. Свадебные агентства взвинтили цены втрое, а астрологи пугают молодоженов.
План реконструкции школы № 51, где учатся 1169 детей вместо 575, обсуждался на совещании с участием врио губернатора Новосибирской области 16 июля. Руководитель области Андрей Травников проконтролировал исполнение поручения, которое дал в ходе визита в «Стрижи». Школа получит две большие пристройки к 1 сентября 2019.
Сезон дорожных работ в самом разгаре. А значит, есть надежда, что к концу лета новосибирцы будут ездить по новым дорогам без ям и трещин. Вот только долго ли продлится это удовольствие?
Прошедший чемпионат мира в России резко увеличил выручку продавцов сувениров. Самыми популярными товарами стала продукция с символикой первенства, матрешки и кокошники.
Топор и гармошку поженили в Ордынском районе Новосибирской области. Так необычно организаторы фестиваля «Играй, гармонь!», что проходил в «Заволокинской деревне», решили отметить Праздник топора.
x^